Освобождение Азарии - по аналогии с освобождением Шалита

 
Если борьба за Гилада Шалита велась под лозунгом "Это наш общий сын", то кампания за амнистию Эльора Азарии вполне может пользоваться этим же аргументом и лозунгом. Мнение аналитика Дова Конторера
Эльор Азария в суде (Фото: Орэль Коэн)
 
Увеличить шрифт A A A
В преддверии неизбежного осуждения сержанта Эльора Азарии и с намерением смягчить его негативный эффект начальник израильского Генштаба сказал накануне решающего заседания суда: "Восемнадцатилетний мужчина, надевший военную форму, - это солдат, а не наш общий сын". Гади Айзенкот сам же и объяснил, к чему он сделал это резкое заявление: солдат, присяга, дисциплина, неукоснительное выполнение приказов командования. С нарушением приказа связано наказание. Точка.

По существу Айзенкот, разумеется, прав. Но в словах начальника Генштаба едва ли достаточно веса для того, чтобы остановить общественную кампанию в защиту Азарии, одним из лозунгов которой является фраза "Наш общий сын".

Не так давно под таким же лозунгом здесь велась кампания за освобождение Гилада Шалита - столь напористая, что ее результатом стало массовое настроение общества в поддержку любой, сколь угодно абсурдной сделки с ХАМАСом. Разница между Азарией и Шалитом, конечно, есть, но такова ли она, чтобы метафора, ежедневно звучавшая в одном случае в израильских СМИ, была совершенно неприменима в другом?

Сержант Азария нарушил приказ, и его действия, заснятые случайным - или не случайным - свидетелем инцидента в Хевроне, причинили Израилю ощутимый ущерб. Вместо того чтобы умереть в полном соответствии с правилами, террорист, получивший смертельные ранения при нападении на патрульную группу ЦАХАЛа, стал "жертвой расправы над беспомощным, истекающим кровью раненым"...

Но сержант Шалит, как и его товарищи по экипажу, тоже нарушил приказ: все они спали в танке, находившемся на боевом дежурстве у границы сектора Газы. Товарищам сержанта Шалита эта беспечность стоила жизни, а сам он сдался в плен террористам ХАМАСа и на своих ногах отправился вместе с ними в Газу. Благодаря этому тактический успех в районе Керем-Шалом обернулся для ХАМАСа стратегическим достижением: долгим унижением Израиля и, в конце концов, освобождением 1027 террористов в обмен на одного пленного. В числе освобожденных было около четырехсот убийц, на руках которых кровь 569 израильтян.

Если, как нас уверяли, "на месте Шалита мог оказаться любой из наших солдат", то и на месте Азарии - тоже. Если фраза "Наш общий сын" могла быть лозунгом кампании за освобождение Шалита, то она же может использоваться родными Азарии и теми, кто вместе с ним требует особого отношения к их сыну. Избежать вынесения обвинительного приговора по инциденту в Хевроне было невозможно. Теперь пришло время требовать амнистии для осужденного.
Социальные комментарии Cackle