Новости сирийского фронта: видимость прекращения огня

 
Режим прекращения огня, объявленный в Сирии в ночь на 30 декабря, близок к тому, чтобы разделить судьбу всех предыдущих попыток остановить гражданскую войну и давно ведущуюся при доминантном участии иностранных сил, поддерживающих ту или иную сторону в сирийском конфликте.
Дов Конторер
 
Увеличить шрифт A A A
Инициаторами новой попытки перемирия выступили Россия и Турция, представившие 29 декабря, после консультаций с Ираном, пакет из пяти подготовленных ими и при их участии документов Совету Безопасности ООН. В последние часы минувшего года СБ единогласно принял резолюцию 2336, одобрившую миротворческие усилия России и Турции и содержание представленного ими пакета документов. В него входят заявления министерств иностранных дел России и Турции, подготовленное ими Соглашение о механизме фиксации нарушений вводимого режима прекращения боевых действий (РПБД) и о применении санкций к его нарушителям, заявление правительства Сирии и параллельное заявление руководителей вооруженной сирийской оппозиции.

Двумя последними заявлениями выражается согласие воюющих сторон следовать условиям РПБД, предложенным Россией и Турцией, и их обязательства сформировать делегации "для ведения переговоров о политическом урегулировании в целях комплексного разрешения сирийского кризиса мирным путем". Такие делегации должны быть сформированы до 16 января и направлены в Астану (Казахстан), где 23 января планируется начать переговоры об урегулировании сирийского кризиса. Наряду с непосредственными сторонами конфликта в этих переговорах примут участие Россия и Турция, выступающие в роли гарантов РПБД, и представители ООН.

Условия РПБД теоретически распространяются на всю территорию Сирии, за исключением районов боевых действий против террористических группировок "Исламское государство" и "Джабхат ан-Нусра" ("Фронт победы").

Этими условиями всем вооруженным формированиям противоборствующих в Сирии сторон, а также поддерживающим их иностранным силам предписывается "прекратить нанесение ударов любыми видами оружия, включая ракеты, минометы, противотанковые управляемые ракеты, и применение боевой авиации; отказаться от захвата территории и стремления к захвату территорий, занимаемых другими сторонами, участвующими в прекращении огня; соразмерно использовать силу, применяя ее лишь в ответном порядке в целях самообороны и в объеме, необходимом для защиты от конкретной угрозы".

Однако в настоящее время уже можно констатировать, что, во-первых, боевые действия в Сирии продолжаются в ряде районов, на которые распространяется РПБД, и, во-вторых, что свое согласие участвовать в перемирии опровергли некоторые из повстанческих группировок, от имени которых было заключено соглашение. Хуже того, с таким заявлением практически сразу выступило "Исламское движение свободных людей Леванта" ("Ахрар аш-Шам аль-Исламийя" или просто ("Ахрар аш-Шам"), представляющее собой союз салафитских бригад, на долю которого приходится примерно треть принявших условия перемирия боевиков. Вопреки утверждению Анкары, лидеры "Ахрар аш-Шам" заявили, что они не подписывали соглашения о режиме прекращения боевых действий и не намерены его соблюдать.

Учитывая, что за рамками соглашения были изначально оставлены ИГ, фронт "Ан-Нусра" и, по иным причинам, курдские отряды народной самообороны YPG, то есть силы, которыми в общей сложности контролируется не менее двух третей территории Сирии, можно понять значение позиции, занятой "Ахрар аш-Шам". Без этой группировки, имеющей около 20 тысяч боевиков, более или менее серьезными участниками РПБД остаются "Свободная сирийская армия" и "Джейш аль-Ислам" ("Армия ислама"), критически зависимые от Турции. В силу отмеченной зависимости они, вероятно, направят своих представителей в Астану, где те, при благоприятном развитии дипломатического сюжета, может быть, и подпишут какой-нибудь документ, но в том, что их соглашение реально приведет к прекращению гражданской войны или даже к существенному снижению ее накала, позволительно усомниться.

Впрочем, даже и вариант созыва мирных переговоров в Астане находится под сомнением, поскольку он напрямую зависит от того, устоится ли режим прекращения боевых действий хоть в каком-то виде. Фактическое развитие событий в Сирии указывает на обратное: бои с участием признавших РПБД группировок ведутся в провинциях Идлиб, Хама и Деръа, вблизи Дамаска и Алеппо. В целом можно сказать, что напряженность боевых действий несколько снизилась там, где со стороны повстанцев воюют группировки, находящиеся под наибольшим влиянием Турции, но даже это утверждение носит условный характер. Текущее перемирие очевидно используется сторонами для реорганизации сил и подготовки к следующей фазе конфликта, причем обе стороны готовятся как к дальнейшей войне друг против друга, так и к отдельным действиям каждой из сторон против "черного халифата".

Публикуемые сообщения о вероятных действиях сирийских правительственных войск в случае явного обрушения РПБД следует рассматривать как информационное прикрытие истинных планов Дамаска. Ориентироваться в сложившейся ситуации можно только на реально наблюдаемые признаки сосредоточения войск и на их возрастающую активность. Со стороны сирийской правительственной армии и ее шиитских союзников таковая наблюдается в последнее время к юго-западу от Алеппо, в провинции Хомс и в ряде анклавов вокруг Дамаска.

Одним из таких анклавов является русло реки Барада, господствуя в котором силы повстанцев создают серьезные проблемы с водоснабжением сирийской столицы. Давление со стороны правительственных войск в вади Барада оказалось достаточно сильным для того, чтобы базирующиеся там повстанцы пообещали устранить эти проблемы в случае прекращения атак на занимаемые ими позиции. В вади Барада против режима Асада воюют силы т. н. Южного фронта, объединяющего местные милиции и дезертиров из сирийской правительственной армии (эта группировка имеет репутацию умеренной и поддерживается расположенным в Иордании американским Центром военных операций) и ряд близких к ИГ группировок, входящих в "Армию Халеда бин аль-Валида". В Восточной Гуте, другом крупном анклаве вблизи Дамаска, сирийским правительственным войскам противостоят главным образом силы "Джейш аль-Ислам".

Параллельно с этим на севере Сирии продолжается штурм контролируемого ИГ города Аль-Баб турецкой армией. Судя по снимаемым с беспилотников и публикуемым в Интернете видеороликам, этот 120-тысячный город выглядит в настоящее время таким же скопищем руин, как Восточный Алеппо и восточные кварталы Мосула. Речь во всех случаях идет о результатах массированного применения в ходе осады боевой авиации и артиллерии. Турки и прежде не церемонились со своими противниками на поле боя, а после недавнего теракта в Стамбуле, жертвами которого стали в новогоднюю ночь 39 посетителей ночного клуба Reina, в телевизионных выступлениях публичных турецких политиков стала прямо проводиться мысль о том, что город Аль-Баб должен быть стерт с лица земли, невзирая на жертвы среди мирного населения.

Социальные комментарии Cackle