Война с черным халифатом: столица ИГИЛ отрезана

 
С завершением президентской кампании в США темпы наступления на Мосул заметно снизились, но последний успех шиитского ополчения может компенсировать эту задержку: им удалось отрезать военные формирования ИГ в Мосуле от снабжения из Сирии.
Дов Конторер
 
Увеличить шрифт A A A
Отряды военизированной группировки иракских шиитов "Хашд шааби" ("Силы народной мобилизации"), участвующие в операции по освобождению Мосула от боевых формирований Исламского государства, перекрыли 23 ноября шоссейную дорогу, соединяющую Мосул с расположенным в 130 км к западу от него курдским городом Синджар и соединились с действующими севернее Синджара силами курдского ополчения Пешмерга.

Этот успех был достигнут силами атакующей Мосул коалиции на западном участке автодороги, между Талль-Афаром и Синджаром. Его следствием стала ситуация, при которой находящиеся в Мосуле формирования ИГ лишились путей снабжения из находящихся под контролем ИГ сирийских районов и путей отступления в эти районы.

С целью участия в начавшейся 16 октября операции по освобождению Мосула вблизи этого города было сосредоточено до 54 тысяч военнослужащих иракской правительственной армии и порядка 14 тысяч волонтеров шиитских военизированных формирований, среди которых выделяются наряду с "Хашд шааби", только что добившейся крупного оперативного успеха к западу от Мосула, "Организация Бадра", "Сарая ас-салям" ("Общество мира", бывшая "Армия Махди") и "Асаиб Ахль аль-Хакк" ("Лига праведников). Все эти формирования находятся под сильным влиянием Ирана, но в рядах "Хашд шааби" наряду с шиитами также воюют иракские христиане и езиды. Параллельно с иракскими правительственными войсками и шиитскими силами в операции по освобождению Мосула участвует группировка из 40 тысяч бойцов курдского ополчения "Пешмерга".

Указанные силы имеют на вооружении сотни единиц тяжелой боевой техники и действуют при поддержке военно-воздушных сил возглавляемой США коалиции. Им также оказывают поддержку на земле вспомогательные и специальные силы из США, Австралии, Франции и Канады, общая численность которых оценивается в 1350 человек.
Тем не менее с завершением президентской кампании в Соединенных Штатах и с утратой политического стимула к достижению быстрой победы в районе Мосула темпы наступления на этот город заметно снизились, и в последние две недели оттуда не поступало особенно бойких победных реляций. В тактическом отношении эта заминка была обусловлена тем, что, вступив в черту городской застройки Мосула, наступающие столкнулись с ожесточенным сопротивлением ИГ, которого им не оказывалось в предместиях этого города. Как следствие, среднесуточные потери иракских правительственных войск и шиитских военизированных отрядов резко возросли и, видимо, достигли критически высокого уровня. С замедлением темпов наступления уровень потерь снизился, но он и сейчас еще очень высок: от 120 до 150 человек убитыми ежедневно.

Держащие оборону в Мосуле формирования ИГ используют тактику городской партизанской войны, чередуя упорные оборонительные бои в отдельных районах с неожиданными атаками входящих в город штурмовых групп противника. В этих условиях успехи наступающих - медленные, но все же достаточно зримые - обусловлены исключительно тем, что они имеют почти десятикратное преимущество над ИГ, у которого в самом Мосуле воюет порядка 5-6 тысяч боевиков, включая и тех жителей города, которые совсем недавно взяли в руки оружие, напуганные сообщениями о расправах над суннитами, творимых шиитскими ополченцами. В то же время у наступающих на город сил коалиции только в подразделениях первой линии имеется свыше 40 тысяч военнослужащих и волонтеров.

Численность действующих вокруг Мосула отрядов ИГ оценивается в 2-3 тысячи боевиков, и этим отрядам, в частности, удавалось удерживать до последнего времени автодорогу на Талль-Афар, Синджар и далее к сирийской границе. Если успех, одержанный там в последние сутки шиитским ополчением, будет закреплен и указанная дорога останется под постоянным контролем атакующей Мосул коалиции, положение ИГ в этом городе заметно ухудшится, поскольку возможность маневра резервами между иракской и сирийской частями черного халифата до сих пор имела большое значение для находящихся в Мосуле формирований ИГ. Другим успехом коалиции стала 23 ноября последовавшая в результате воздушного удара по Мосулу гибель Зияда Харуфаха, одного из главных пропагандистов ИГ. Харуфах занимал пост министра информации в провинции Найнава и специализировался на производстве прославляющих халифат видеороликов.

Одновременно с обороной Мосула боевые формирования ИГ в Ираке ведут мобильную войну в провинции Анбар, примыкающей к Найнаве с юга, к границам Сирии и Иордании с востока и к границе Саудовской Аравии с севера. По оценкам международных военных экспертов, в Анбаре действует около сотни мобильных групп ИГ численностью от взвода до полуроты каждая, и в целях противодействия этим группам иракское правительство было вынуждено направить в Анбар уже после начала наступления на Мосул десятки тысяч своих солдат.

Наконец, еще одним элементом стратегии Исламского государства в условиях наступления на его главный центр в Ираке стала активизация диверсионной войны в южных, шиитских районах этой страны. Даже на самом юге Ирака, в провинции Басра, то и дело отмечаются взрывы, производимые террористами-смертниками. Эти атаки призваны создать положение вещей, при котором местное шиитское ополчение будет максимально загружено оперативной работой по пресечению терактов, и отправка дополнительных шиитских отрядов на север, в район Мосула, станет невозможной.

Операция по освобождению иракского Мосула во многом подобна сирийской операции по вытеснению боевиков джихадистского фронта "Ан-Нусра" и "Свободной сирийской армии" из восточных районов Алеппо. Речь в обоих случаях идет об очень крупных населенных пунктах, наступление на которые ведется местными правительственными войсками при заметном участии шиитских военизированных отрядов, находящихся под сильнейшим влиянием Ирана, и при авиационной поддержке, оказываемой в обоих случаях главным образом внешними силами – американской и британской авиацией в Мосуле, российской авиацией в Алеппо.

Разница между указанными театрами военных действий состоит прежде всего в том, что сосредоточенная против ИГ группировка намного крупнее тех сил, которые Асад способен выставить против мятежников, контролирующих восточные кварталы Алеппо, вследствие чего продвижение сирийских правительственных войск и воюющих вместе с ними шиитских отрядов отстает от темпов наступления в Мосуле. На этой неделе лояльные Башару Асаду силы безуспешно атаковали квартал Шейх-Саид, но смогли произвести тактическую зачистку городского кладбища Алеппо и территории вокруг холма Талль-Захур, после чего их передовые группы вошли в застроенную зону квартала Хонано на северо-востоке Алеппо.

В политическом отношении ситуация по-прежнему характеризуется взаимными обвинениями в причинении неоправданного ущерба мирному населению, которые Запад адресует России в связи с гуманитарной ситуацией в Алеппо, а Россия – Западу в связи с ситуацией в Мосуле, но после победы Дональда Трампа на президентских выборах в США частота и тональность этих обвинений несколько снизились. Не исключено, что именно это побудило президента Турции Эрдогана публично обратиться к западным странам с призывом ввести бесполетную зону над Северной Сирией, то есть в первую очередь над районом Алеппо и над провинцией Идлиб, в которой сосредоточена крупнейшая группировка сирийских повстанцев. С другой стороны, важным политическим подарком для Башара Асада стало заявление, сделанное египетским президентом Абделем-Фаттахом ас-Сиси в интервью португальскому телевидению. Ас-Сиси высказался в поддержку сирийского лидера, заявив, что тот успешно борется с терроризмом и пытается восстановить мир и порядок в своей стране.


Социальные комментарии Cackle