Амона вне закона: арабам положена компенсация, а евреям?

 
Несмотря на уклончивое поведение премьер-министра и уловки левой оппозиции, депутаты проголосовали за регуляционный закон. За день до парламентского голосования по проекту закона БАГАЦ отклонил просьбу правительства об отсрочке эвакуации Амоны.Дов Конторер с обзором скандала
Дов Конторер
 
Увеличить шрифт A A A
Кнессет утвердил 16 ноября в предварительном чтении проект регуляционного закона ("хок-асдарá"), расширяющий полномочия израильского правительства в Иудее и Самарии и, в частности, вводящий процедуру легализации поселенческих форпостов и отдельных зданий, построенных полностью или частично на землях, находящихся в частном арабском владении. За законопроект было подано 58 голосов, против него голосовал 51 депутат, воздержавшихся в ходе голосования не было. После дополнительного обсуждения в организационной комиссии кнессета проект регуляционного закона будет представлен на утверждение в первом, втором и третьем (окончательном) чтении. Данная процедура должна завершиться до окончательного срока эвакуации поселенческого форпоста Амона, назначенного Высшим судом справедливости (БАГАЦ) на 25 декабря.

Зная о разногласиях, которые вопрос о регуляционном законе вызывает между партией Кулану, возглавляемой министром финансов Моше Кахлоном, и другими коалиционными фракциями, оппозиция попыталась торпедировать законопроект, сняв с повестки дня все свои предложения, которые должны были обсуждаться кнессетом 16 ноября. По замыслу левых партий, это должно было привести к началу голосования по регуляционному закону до того, как коалиция обеспечит себе необходимое большинство голосов, но Биньямин Нетаниягу успел своевременно убедить Моше Кахлона в необходимости поддержать «регуляционный закон», и к моменту голосования коалиция уже обрела уверенность в своих силах. Из всех ее депутатов против законопроекта голосовал только Бени Бегин (Ликуд), а проголосовавший "за" Моше Кахлон заявил, что Кулану не допустит в дальнейшем такой ситуации, при которой регуляционный закон причинит ущерб статусу Высшего суда справедливости.

В утвержденной версии законопроект не предусматривает конфискации земли у ее арабских владельцев, но лишает последних права пользования ею и передает это право Государству Израиль. Арабским владельцам земли, доказавшим свои права на соответствующие участки, предоставляется выбор между двумя формами компенсации: получение равноценного участка земли в другом месте или получение денежной суммы в размере 125 процентов от рыночной стоимости застроенного поселенцами участка. Следует подчеркнуть, что внутри зеленой черты действующее израильское законодательство наделяет правительство гораздо более широкими полномочиями в регулировании вопросов земельной собственности, включая право на конфискацию земли.

Положения регуляционного закона распространяются только на те поселенческие форпосты, в создании и инфраструктурном обеспечении которых участвовало государство. Факт государственного участия рассматривается как обстоятельство, свидетельствующее о том, что поселившиеся в данном месте лица не знали, что застроенный ими участок находится в частной собственности, и не имели намерения посягнуть на чужое имущество.

Необходимость в принятии регуляционного закона стала ясна в свете решения об эвакуации поселенческого форпоста Амона, вынесенного Высшим судом справедливости 25 декабря 2014 года, и ряда других решений, принятых БАГАЦем в последние месяцы. Помимо прямой угрозы Амоне, созданной двадцать лет назад и давно представляющей собой полноценное поселение, эти решения обозначили перспективу успешного продолжения юридической войны, которая ведется против поселенцев израильскими леворадикальными организациями, состоящими на содержании у иностранных правительственных спонсоров.

Эти организации ведут через палестинские СМИ и иными способами настойчивый поиск лиц, способных заявить права собственности на землю поселенческих форпостов в Иудее и Самарии и даже на застроенные участки земли в черте созданных по решению израильского правительства поселений. При существующем порядке вещей в ходе последующей судебной процедуры заявителям не приходится доказывать права собственности на землю, поскольку БАГАЦ выносит решения о сносе поселенческих форпостов уже и в том случае, если они не находятся на государственной земле. При этом заявленные права арабских землевладельцев часто оказываются спорными или совершенно ничтожными.

По экспертной оценке общественной организации "Регавим", представленной полтора года назад депутатам кнессета от правых партий, всего в еврейских поселениях Иудеи и Самарии и в поселенческих форпостах имеется 2026 зданий, которые могут оказаться под угрозой сноса на том же основании, что и дома Амоны. Данная оценка стала стимулом к подготовке проекта регуляционного закона представителями Еврейского дома, и в конце концов претерпевший ряд изменений законопроект был утвержден к представлению в кнессет межминистерской законодательной комиссией, возглавляемой министром юстиции Аелет Шакед (Еврейский дом). Решение об этом было принято 14 ноября, несмотря на попытки премьер-министра убедить Нафтали Беннета и Аелет Шакед отложить начало законодательной процедуры по проекту регуляционного закона.

Зная, что и в межминистерской законодательной комиссии, и вообще в коалиции большинство выступает за регуляционный закон, Биньямин Нетаниягу не хотел голосовать против него в кнессете, поскольку в этом случае он уступил бы идеологическое лидерство в правом лагере партии Еврейский дом и ее председателю Нафтали Беннету. Но при этом фактически премьер-министр ориентировался на позицию юридического советника правительства Авихая Мандельблита, по мнению которого, регуляционный закон противоречит международному праву и, будучи опротестован в БАГАЦе, не сможет получить эффективной защиты.

Обусловленная вышеуказанными соображениями тактика Нетаниягу состояла в затягивании времени и в бесконечной отсрочке голосования по регуляционному закону, но возможности этой тактики были исчерпаны к началу текущей недели, поскольку представители Еврейского дома и других правых партий утратили надежду на то, что БАГАЦ удовлетворит просьбу правительства о шестимесячной отсрочке эвакуации Амоны. Убедившись в том, что позицию Беннета и Шакед изменить невозможно и что Еврейский дом выносит регуляционный закон на рассмотрение межминистерской законодательной комиссии, Нетаниягу не стал требовать от представителей Ликуда в этой комиссии, чтобы они голосовали против законопроекта, и когда два дня спустя одобренный ею законопроект был представлен на утверждение кнессета в предварительном чтении, сам премьер-министр проголосовал за него вместе со всеми министрами и депутатами Ликуда, за исключением Бени Бегина. Последним препятствием к утверждению законопроекта была позиция Кулану, но, как уже отмечалось выше, главе правительства удалось достичь приемлемого соглашения с лидером этой партии Моше Кахлоном (на снимке).
Предположение о том, что БАГАЦ отклонит просьбу правительства об отсрочке эвакуации Амоны, подтвердилось, и 15 ноября Высший суд справедливости постановил, что Амона должна быть эвакуирована в изначально назначенный срок, до 25 декабря.

Регуляционный закон, даже если он выдержит все ждущие его испытания, будет особенно трудно применить к Амоне, поскольку в отношении этого поселенческого форпоста существует окончательное решение суда, и регуляционный закон может послужить для отмены указанного решения только как имеющий ретроактивную силу, что считается весьма проблематичным с правовой точки зрения. Именно это имел в виду министр обороны Авигдор Либерман, заявивший 16 ноября, что принятие регуляционного закона не спасет Амону. 
Социальные комментарии Cackle