Агент Кротов: почему о сотрудничестве Абу-Мазена с КГБ стало известно только теперь

 
Почему факт сотрудничества Абу-Мазена с КГБ получил широкую огласку только спустя через 24 года, и как так называемый митрохинский архив оказался в распоряжении британских спецслужб. Статья аналитика Дова Конторера.
Дов Конторер
 
Увеличить шрифт A A A
 Василий Митрохин, офицер советской госбезопасности, участвовал в микрофильмировании и передаче архивов Первого главного управления КГБ (внешняя разведка) с Лубянки в новую штаб-квартиру ПГУ в Ясенево. По версии, изложенной самим Митрохиным, занимаясь этой работой с 1972 года до своего ухода на пенсию в 1984 году, он тайно конспектировал все, что казалось ему интересным, скрытно выносил свои записи с места работы, дома расшифровывал и переписывал их в тетради. Эти тетради он закапывал в бидонах из-под молока на своей подмосковной даче.

Летом 1992 года Митрохин попытался заинтересовать своим товаром ЦРУ, но там его сочли шарлатаном. В рижской резидентуре MI-6 работники оказались сообразительнее: проверив представленные Митрохиным документы, британская разведка организовала изъятие всего архива с подмосковной дачи, а сам Митрохин вместе с его семьей был тайно переправлен в Великобританию.

Таким образом, британские спецслужбы уже в начале 1993 года располагали информацией о том, что Абу-Мазен работал на советскую разведку в Сирии под агентурной кличкой Кротов, но в тот период, на стадии переговоров правительства Ицхака Рабина с Организацией освобождения Палестины и в преддверии политических и территориальных уступок Израиля, англичане предпочли обойтись без огласки сведений, бросающих тень на второе лицо в ООП.

В 1996 году к работе над митрохинским архивом был привлечен профессор Кембриджского университета Кристофер Эндрю, уже имевший к тому времени репутацию специалиста по истории спецслужб. В последующие годы Митрохиным и Эндрю было совместно издано несколько книг, но факт работы агента Кротова на советскую резидентуру в Дамаске в них обходился молчанием. Политическая роль Абу-Мазена в ту пору постоянно росла: в 1996 году он был избран председателем Исполкома ООП, в 2003 году США настояли на его назначении премьер-министром ПА, и после смерти Арафата в ноябре 2004 года Абу-Мазен стал первым лицом в палестинском руководстве. Его дискредитация не отвечала интересам британской разведки и тех структур, с которыми MI-6 поделилась своей информацией.

В прошлом году британские власти решили отменить часть ограничений на доступ к записям Митрохина, и к их изучению были допущены некоторые иностранные журналисты. В их числе оказались израильтяне Гидеон Ремез и Изабелла Гинор, получившие папку ближневосточных документов из митрохинского архива. Если этому предшествовали какие-то изъятия, «агента Кротова» они не коснулись. Это говорит прежде всего о том, что к настоящему времени Абу-Мазен утратил всякую ценность и его репутация уже никого не волнует.
Социальные комментарии Cackle