Неизвестное нападение: за что пострадали журналисты в южном Тель-Авиве

 
Почему израильские СМИ не сообщили о нападении на съемочную группу 20-го канала? Наверное, потому, что журналистов избили не в Иудее и Самарии, а в южном Тель-Авиве. Об этом, а также о решении отстранить солдат от помощи нелегалам, размышляет аналитик Дов Конторер.
Дов Конторер
 
Увеличить шрифт A A A
Если бы съемочная группа одного из каналов израильского телевидения подверглась нападению в ультраортодоксальном Бней-Браке, в одном из поселений Иудеи и Самарии, в ходе правой демонстрации или в секторе болельщиков иерусалимского "Бейтара", СМИ посвятили бы этому инциденту множество репортажей и комментариев, дышащих праведным гневом.

Нападение на журналистов непременно послужило бы поводом для многодневной порки в эфире, к жертвам которой - поселенцам, ультраортодоксам, болельщикам "Бейтара" и пр. - не допускалось бы снисхождения. Любая попытка осмысления причин, по которым данная социальная группа демонстрирует недоверие к институциональным израильским СМИ, воспринималась бы большинством журналистов как опасная ересь.

Это правило можно было бы счесть объективно оправданным, имей оно универсальную силу. На войне как на войне: "они" напали на "наших", и мы бьем в ответ из всех своих орудий, оставляя до лучших времен рефлексивные размышления о том, нет ли и нашей вины в том, что "нас" там не любят.

Из многочисленных романов, фильмов и сериалов, посвященных работе американской (и не только американской) полиции, можно составить твердое представление о том, что убийство полицейского считается легитимным поводом для особого отношения к лицу, виновному в совершении данного преступления. Шансы такого преступника благополучно предстать перед судом оказываются ничтожно малы, и хотя формальных оснований к этому нет, общество соглашается с тем, чтобы в случаях подобного рода применялся принцип корпоративной солидарности полицейских.

Иначе говоря, современное общество и его правовые институции выражают молчаливое согласие со следующим заявлением стражей порядка: "Вам необходима наша работа, и если вы хотите, чтобы она выполнялась как следует, мы требуем, чтобы опасность, связанная с ее выполнением, была сведена к минимуму, и настаиваем на своем праве действовать особыми средствами в отношении тех, кто прямо посягает на нашу жизнь и здоровье. А если такое положение вещей для вас неприемлемо, отправляйтесь сами под бандитские пули".

При всей условности предлагаемого сравнения нельзя не отметить, что работающим "в поле" журналистам нередко приходится сталкиваться с опасностями разного рода, и принцип корпоративной солидарности, допускающий совершенно особое отношение СМИ к случаям агрессии в отношении корреспондентов, съемочных групп и т. п., следовало бы считать объективно оправданным, имей он, как уже отмечалось выше, универсальную силу. Но когда этот принцип используется избирательно, он, как и всякая другая селективно применяемая норма, воспринимается как средство манипуляции.

О том, что съемочная группа 20-го канала ТВ подверглась на этой неделе нападению группы агрессивно настроенных молодчиков вблизи тель-авивского автовокзала, подавляющее большинство израильтян попросту не узнало, хотя работавшие там журналисты подверглись физическому насилию, вынужденно прекратили съемку и покинули место событий, спасая свое оборудование. Кроме самого 20-го телеканала об этом инциденте сообщил один только сайт NRG, при красноречивом умолчании всех остальных каналов израильского телевидения, отказавшихся в данном случае от обычного ритуала публичной порки виновников нападения на журналистов. Не было ни многократного, в течение нескольких дней, возвращения к теме насилия в отношении представителей СМИ, ни элементарного оповещения о самом факте нападения.

Почему? Не будет излишней смелостью предположить, что причиной дружного молчания в данном случае стало то, что нападение на журналистов 20-го телеканала было предпринято лицами африканской наружности. Всех их скопом доминантные израильские СМИ называют "беженцами", хотя в большинстве случаев о них правильно говорить как о нелегальных мигрантах. Привлекать внимание к тому, как обнаглевшие от вседозволенности "беженцы" ведут себя в тех тель-авивских кварталах, где они уже составляют большинство населения, основным каналам израильского ТВ категорически не хотелось, поскольку они как раз в эти дни были заняты восхвалением амуты "Элифéлет" и осуждением затрагивающего ее решения министра обороны.

Некоторое время назад амута "Элифелет", видящая свою задачу в организации волонтерской помощи израильских граждан "детям беженцев", сумела добиться права привлекать к участию в своих благотворительных мероприятиях военнослужащих ЦАХАЛа. Эта практика вызвала заметное недовольство в южных кварталах Тель-Авива, жители которых, принадлежащие большей частью к малоимущим и даже беднейшим слоям населения, видят сегодня в африканских мигрантах главную угрозу остаткам своего благополучия. Раздраженные тем, что юноши и девушки, одетые в воинскую форму Армии обороны Израиля, направляются в их кварталы ухаживать за детьми африканцев, эти небогатые люди стали все настойчивее заявлять, что сами они даже в самые трудные для себя времена не удостаивались подобной чести от ЦАХАЛа, хотя их дети и внуки честно служат в рядах израильской армии.

Авигдор Либерман счел нужным прислушаться к этим протестам и отдал распоряжение прекратить организованное участие военнослужащих ЦАХАЛа в мероприятиях амуты "Элифелет".

В свое свободное время военнослужащие могут добровольно помогать кому им вздумается, но если у ЦАХАЛа имеются ресурсы для организованного привлечения солдат и курсантов к мероприятиям социальной направленности, то таковые должны использоваться для оказания помощи одиноким старикам, инвалидам и детям в беднейших израильских семьях. Кроме того, министр обороны, очевидно, считает, что организованное участие военнослужащих в деятельности, осуществляемой амутой "Элифелет", транслирует неправильный месседж о намерениях израильского правительства в отношении нелегальных мигрантов.

Инцидент с нападением африканцев на съемочную группу 20-го телеканала был бы скорее всего замолчан и в другое время, как замалчиваются многие подобные инциденты, когда их виновниками являются представители групп населения, пользующихся покровительством доминантных израильских СМИ. Но в разгар кампании по восхвалению амуты "Элифелет" шансов на то, что СМИ обратят внимание на брутальный произвол африканских "беженцев", не было вовсе.


Социальные комментарии Cackle