Девочка из гетто написала о фиктивных расстрелах

 
86-летняя Нелли Беккер живет в Израиле, но никогда не забывает мучительных дней в гетто. Чтобы Холокост не повторился, ее внучки служат в ЦАХАЛе, а сама Нелли не прекращает изучать историю своей семьи и написала книгу о жизни в гетто на Украине.
Нелли Беккер (''Вести'')
 
Увеличить шрифт A A A
  Когда началась война, отца девочки, Рафаила Шнейдермана, не было дома. Его, сотрудника местного военкомата, за несколько дней до начала войны направили на военные сборы, а затем на фронт. Дети остались одни с матерью, связь с отцом прервалась.

Семья жила на Украине, в местечке Ободовка Винницкой области. До войны там проживало 535 евреев. Перед наступлением немцев части населения удалось эвакуироваться, немало жителей, в том числе евреев, погибло во время бомбежек вражеской авиации.
28 июля 1941 года Ободовка была оккупирована немецкой армией. В течение трех лет жители поселка терпели издевательства фашистов и полицаев, которые расстреливали их и грабили. Над евреями издевались особенно изощренно. Забирали из домов все, что там было, насиловали девушек, заставляли носить на руках унизительные повязки, а если кто-нибудь отказывался выполнять такие приказания, публично их расстреливали. Все это видела одиннадцатилетняя девочка Нелли и очень переживала за маму и братьев.

Ей было очень страшно слушать немцев и полицаев, которые обещали уничтожить все еврейское население местечка. Но она видела, что не все вокруг антисемиты. Немало русских и украинцев прятали евреев у себя в домах, несмотря на опасность быть убитыми. Семью Нелли прятал сосед, украинец Красько Юхим. Лишь когда появился грозный приказ о том, что за это последует расстрел всей семьи "укрывателей", сосед был вынужден отказать им.

Вскоре всех евреев согнали в гетто и поселили в скотные дворы. Вокруг построек без окон и дверей вырыли глубокий ров и возвели высокий забор. В стужу и жару люди жили в жутких условиях. В маленьких помещениях ютилось по 30 и более узников. Ночью всех запирали без воды и света. Узников гетто не кормили, и они питались травой, картофельными очистками, мясом кошек и мышей.

В гетто свирепствовали инфекционные болезни, люди не получали никакой медицинской помощи. Нелли хорошо помнит, как немцы заставляли узников гетто сдавать кровь для своих офицеров и солдат, как немцы и полицаи забивали до полусмерти стариков на их глазах. Навсегда она запомнила, как при ней гитлеровцы забили насмерть очень уважаемого в местечке раввина Ицхака, подвергнув его перед этим изощренным пыткам. При этом местные власти не разрешили его похоронить. Только ночью староста забрал его и похоронил на еврейском кладбище.

Садисты также развлекались тем, что каждое утро 12-13-летних детей строили и вели на расстрел. Дети, зная, что это имитация расстрела, вели себя спокойно, не кричали, не плакали, и это очень злило палачей. Дети держались, как могли, и дали друг другу клятву: если кто-нибудь из них останется в живых, то обязательно после войны расскажет о пережитом.

Но были в то время и хорошие люди, которые помогали узникам гетто - и взрослым и детям, - чем могли, постоянно рискуя своей жизнью. Одним из них был староста Ободовки Иванченко Иван Васильевич, который постоянно предупреждал узников о готовящихся изуверских мероприятиях в гетто, пытался спасать людей от голода. Нелли при встречах с людьми часто рассказывает о том, что в ее жизни был такой человек, как Иван Васильевич Иванченко.

В гетто немцы свозили евреев из Польши, Румынии, Молдавии, из других городов Украины, и Нелли никогда не забудет, что в гетто за годы войны было уничтожено 26 тысяч евреев. По мере приближения Красной армии активизировалось партизанское движение в районе Ободовки, которое возглавили житель местечка Меир Печерский и врач из Черновцов Израиль Рабинович. С их появлением полицаи несколько умерили свои издевательства и стали опасаться за свою жизнь. Партизаны взяли под контроль дороги и в какой-то мере защитили узников гетто от произвола карателей.

В 1944 году, перед наступлением Красной Армии, немцы решили ликвидировать гетто, но партизаны, узнав об этом, захватили его и удерживали вместе с узниками до прихода советских частей. Сразу после освобождения семья Нелли начала получать письма от отца, что было большим счастьем.

После войны Нелли закончила школу, вышла замуж, родила двух сыновей. В 90-е годы ее семья переехала в Израиль. Помня о пережитом и о людях, которые помогали евреям в самые трудные минуты их жизни, Беккер тоже старается помогать всем вокруг. Она возглавляет женсовет ветеранской организации, лично навещает захворавших ветеранов. А еще она изучает историю своей семьи и написала книгу о гетто в Ободовке.
Социальные комментарии Cackle