В Иерусалиме будет улица Шагала

 
Несмотря на то, что имя еврейского художника Марка Шагала тесно связано с Иерусалимом, а его работы украшают знаковые здания города, в израильской столице до сих пор не было улицы его имени. Об этом – интервью с доктором филологии, писателем и искусствоведом Галиной Подольской.
Марк Шагал с Голдой Меир и Залманом Шазаром в кнессете (Фото: пресс-бюро правительства Израиля)
 
Увеличить шрифт A A A
– Так что, есть повод радоваться? В Иерусалиме наконец появится улица Шагала?

– Будем надеяться, что так. В марте 2016 года городской совет Иерусалима единогласно проголосовал за то, чтобы в столице появилась улица Марка Шагала. Об этом сообщила депутат муниципального совета Марина Концевая. Она поддержала наше обращение к мэру Иерусалима Ниру Баркату от имени пресс-клуба, где проходила презентация книги-альбома «Марк Шагал и Иерусалим».

– Да, я эту книгу видел. В ней художник Григорий Фирер отразил в иллюстрациях буквально каждый шаг Шагала по Иерусалиму – великий художник очень любил великий город.
Именно поэтому от имени пресс-клуба мы собрали необходимые документы и 9 сентября 2014 года передали их в специальную комиссию мэрии Иерусалима. Юная чиновница, принимавшая документы, подумала, что это наш родственник. И как знать, быть может, вот в такой наивности и кроется глубинная правота?.. А о каком конкретно месте в городе идет речь?


– Это тот вопрос, который задают многие. Наше предложение: назвать «Площадью Марка Шагала» небольшое место между домом Анны и Альберта Тихо, где неоднократно бывал художник, и домом Рава Кука, встречу Шагала с которым описывает Шай Агнон. Однако, как сообщил мэр Нир Баркат, согласно инструкции, выбор места определит муниципальная комиссия.

– А ведь с Шагала начинался и ваш том «Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями». Как случилось, что вы отказались от сюжетных произведений, которые вам вполне удавались, и сосредоточились на этой области?

– В Израиле я оказалась в среде художников и почувствовала, что нужна им больше, чем другим в других областях. Изобразительное искусство всегда было мне близко и в исследовательской филологической деятельности, где оно присутствовало в качестве культурного фона для рассмотрения литературного произведения. Теперь же из фона оно стало объектом рассмотрения. В 2003 году мне предложили вступить в Объединение профессиональных художников Израиля как искусствоведу, решив, что моя увлеченность предметом искусства и базовое гуманитарное образование могут быть полезными.

– А стиль письма – вас ни с кем не спутаешь, когда вы пишете об искусстве: невероятная информативная насыщенность, переходы в звучащую ритмическую прозу, аллитерации…

– Я люблю искусство осмысленное. Ценю тягу художников к познавательным темам и любовное отношение к тому, что стало предметом изображения. Не выношу грубости, невоспитанности, ненормативной лексики, лжи, лени, недобросовестности в работе, предвзятости.

– А как же сарказм, ирония, пародирование?

– Это не мои жанры. На сарказм отвечают сарказмом. На иронию иронией, на пародирование – пародированием. Это жанры, неподходящие для тем, которые являются объектами моего творчества. Есть другие авторы, с другими личностными качествами. Их право быть такими и работать по-своему. Мы не должны быть похожими. Каждый писатель, художник имеет право на свой стиль.

– А чем отличаются ваши проекты от обычных израильских выставок?

– Они проводятся не в Израиле, а, например, в России, Украине, Азербайджане, и только в государственных музеях. Они утверждают тему согласно своему графику, как правило, расписанному на два года. Вначале я высылаю книгу «Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями», поскольку она в целом дает представление о круге художников, которые будут принимать участие в проекте, о ком-то досылаю дополнительный материал. Нередко дирекция музеев обращается с просьбой прислать книгу также для министерства культуры. Книга является очень серьезным подспорьем для продвижения израильского изобразительного искусства в международном музейном пространстве.

Нужно хорошо понимать, что вне Израиля в мировом музейном пространстве не так много специалистов по изобразительному искусству нашей маленькой страны.

– Кстати, вы указываете художникам, какие картины они должны предоставить?

– Не я, а тема, предполагающая определенную историко-культурную подготовленность к ней.
Работы для проектов в основном пишутся новые, хотя нет правил без исключений.

– А какой проект был первым?

– Одесский Дом-музей имени Николая Рериха, 2013 год. Проект был посвящен «Всемирной лиге культуры» – объединению, основанному художником-миротворцем Николаем Рерихом. На выставке было 86 работ, приняло участие 50 художников. Я выступала с докладом о творчестве Шалома Райзера, израильского современника Марка Шагала.

– А есть ли у вас любимые проекты?

- Проект «Художник и слово» с Домом-музеем Велимира Хлебникова (директор Александр Мамаев) в Астрахани, посвященный 125-летию со дня рождения художницы и поэта Веры Хлебниковой (1891-1941). Дед Веры и Велимира Хлебниковых скончался в Иерусалиме во время паломничества на Святую землю.

 
Социальные комментарии Cackle