Израильтяне разочаровались в Нетаниягу из-за железной дороги

 
Сенсационные результаты опроса Второго телеканала выявили острое недовольство израильтян поведением Биньямина Нетаниягу в ходе недавнего кризиса со строительством новой железнодорожной станции в Тель-Авиве.
Дов Конторер
 
Увеличить шрифт A A A
Отступление премьер-министра перед ультраортодоксальными партиями и его решение прекратить строительные работы в Тель-Авиве с наступлением субботы, принятое уже после того, как железнодорожные пути были разобраны, обернулось транспортным коллапсом в начале уходящей недели и побудило многих израильтян высказаться в поддержку партии Еш атид, возглавляемой Яиром Лапидом и воспринимаемой как наиболее последовательная антиклерикальная сила.

В результате опрос общественного мнения, проведенный по горячим следам этих событий, впервые показал, что Ликуд утратил бы положение крупнейшей израильской партии, если бы досрочные выборы состоялись сейчас. Он получил бы всего 22 мандата – на восемь меньше, чем было получено им в ходе мартовских выборов 2015 года. На первое место вышла бы партия Еш атид, представленная одиннадцатью депутатами в Кнессете ХХ созыва. По данным опроса, она получила бы 24 мандата, если бы выборы проводились на этой неделе.

Исследовательское бюро "Мидгам", нанятое Вторым телеканалом для проведения данного опроса, было создано статистиком Мено Гевой в 1988 году. С 2013 года это бюро совместно управляется Гевой и известным израильским специалистом по изучению общественного мнения д-ром Миной Цемах, возглавлявшей ранее бюро "Дахаф".

Дополнительные политические тенденции, отраженные обсуждаемым опросом, состоят в следующем: возлавляемая Нафтали Беннетом партия Еврейский дом получила бы сейчас 14 мандатов (+6 в сравнении с ее представительством в Кнессете ХХ созыва); объединенный список партий Авода и Тнуа получил бы всего 13 мандатов (-11); Объединенный арабский список также получил бы 13 мандатов, сохранив неизменным свое представительство; список Авигдора Либермана НДИ поднялся бы до 10 мандатов (+4); ультраортодоксальные партии Яхдут ха-Тора и ШАС получили бы 7 и 6 мандатов соответственно (+1 для Яхдут ха-Тора, -1 для ШАСа); возглавляемая Моше Кахлоном партия Кулану может сейчас рассчитавать лишь на 6 мандатов (-4); МЕРЕЦ остается со своими 5 мандатами.

Таким образом ЕД, потерявший на последних выборах треть своей парламентской силы, вернулся бы к уровню своего представительства в Кнессете XIX созыва и даже увеличил бы его на два мандата. НДИ, потерявший в прошлом году более половины своей парламентской силы в результате попыток Авигдора Либермана обосноваться в лево-центристском лагере, демонстрирует способность вернуть себе почти все, что было утрачено им на последних выборах. Блок партий Авода и Тнуа, учрежденный Ицхаком Герцогом и Ципи Ливни в преддверии прошлогодних выборов, находится сейчас в откровенно критическом состоянии, но его положение все же изменилось к лучшему в сравнении с недавними опросами, которые сулили ему всего 10 мандатов.

Кулану, возглавляемая министром финансов Кахлоном, которому не удается пока решить свою основную заявленную задачу (снижение цен на жилье), стабильно получает в последних опросах по 6 мандатов. Яхдут ха-Тора вернулась бы при проведении досрочных выборов в Кнессет на этой неделе к историческому пику своего парламентского представительства в 2013-2015 гг. ШАС и МЕРЕЦ потеряли в опросе бюро "Мидгам" в сравнении со своими результатами в последних опросах. В случае ШАСа данный сдвиг, вероятно, объясняется тем, что традиционалистская часть его электората отказывает в поддержке ультраортодоксальным политикам в тех случаях, когда те провоцируют острые кризисы на почве взаимоотношений религии и государства. Что же до МЕРЕЦа, то он всегда оказывается в проигрыше при появлении в левом лагере динамичной, обнадеживающей сил, в качестве каковой в настоящее время воспринимает Еш атид, несмотря на все попытки Яира Лапида обозначить смещение своей партии на центристские позиции.

Как известно, правящую коалицию Биньямина Нетаниягу составляют сейчас Ликуд, Кулану, ЕД, НДИ, ШАС и Яхдут ха-Тора, имеющие в общей сложности 66 мандатов (если бы НДИ присоединился к коалиции в полном составе, парламентская база правительства составляла бы сейчас 67 мандатов, но депутат этой партии Орли Леви-Абакасис предпочла остаться на скамьях оппозиции, когда Либерман принял решение возобновить политическое партнерство с Нетаниягу). Несмотря на неблагоприятную для Ликуда тенденцию, зафиксированную рядом последних опросов и, в особенности, опросом бюро "Мидгам", проведенным на этой неделе по заказу Второго телеканала, Биньямин Нетаниягу мог бы и сейчас сформировать коалицию в указанном выше составе. Правительство опиралось бы при этом на поддержку 65 депутатов, т.е. потеряло бы всего один мандат в сравнении с той парламентской базой, которую оно имеет в настоящее время.

Израильское избирательное законодательство не требует того, чтобы премьер-министр был главой крупнейшей фракции Кнессета. Формирование правительства доверяется президентом тому, в чью поддержку высказались руководители парламентских фракций, получивших на выборах большинство голосов. Тем не менее, наличие в Кнессете более крупной фракции нежели та, которую возглавляет лидер, мобилизовавший поддержку большинства депутатов, может иметь определенное политическое и психологическое значение.

Кроме того, соотношение парламентских сил, на вероятность которого указывают результаты опроса, проведенного на этой неделе, открывает перед Яиром Лапидом гипотетическую возможность сформировать центристское правительство в следующем составе: Еш атид (23), ЕД (14), Авода и Тнуа (13), НДИ (10), Кулану (6). В общей сложности это дало бы Лапиду 67 мандатов, но практическая вероятность того, что все вышеперечисленные партии согласились бы участвовать в правительстве Лапида, чрезвычайно мала. Договориться с Моше Кахлоном лидеру Еш атид было бы проще всего, но как раз без шести мандатов Кулану его коалиция могла бы состояться, а все остальные гипотетические партнеры Лапида и, особенно, партия ЕД имели бы множество причин для того, чтобы отказаться от участия в такой коалиции.

Созданный в 1965 году и возглавлявшийся Менахемом Бегиным избирательный блок Херута и Либеральной партии присоединился к правительству Леви Эшколя накануне Шестидневной войны и оставался в его составе более трех лет, но Ликуд, учрежденный в 1973 году как политическое объединение указанного блока с несколькими малыми партиями, никогда не соглашался участвовать в правительствах, которые он не возглавлял.

Экстраполируя данную закономерность в будущее, можно исключить вероятность того, что Ликуд станет заурядным коалиционным партнером премьер-министра Яира Лапида. Но опыт участия в ротационном правительстве национального единства Шимона Переса и Ицхака Шамира у Ликуда имеется, и это заставляет допустить следующий политический сценарий: если выборы завершатся тем результатом, на который указывают данные обсуждаемого опроса общественного мнения, Лапид и Нетаниягу создадут правительство национального единства, в котором они будут попеременно занимать пост премьер-министра. Вместе с НДИ и Кулану такое правительство имело бы парламентскую базу из 62 мандатов, и ее при желании можно было бы расширить за счет включения дополнительных партнеров.

Следует, однако, учитывать, что эти предположения основаны на одноразовом тестировании общественных настроений, отражающем закономерное и, видимо, преходящее раздражение израильской публики в связи с неуклюжим поведением премьер-министра в конце прошлой недели. Биньямин Нетаниягу не мог не осознавать, что его решение о прекращении работ по строительству новой железнодорожной станции в Тель-Авиве вызовет негативный резонанс, и поэтому он уже на исходе субботы обвинил министра транспорта Исраэля Каца в том, что тот "намеренно спровоцировал искусственный кризис в отношениях с ультраортодоксальными партиями", вынудивший его, как главу правительства, распорядиться о прекращении работ. Но вникать в детали натянутых отношений между Нетаниягу и Кацем публика не захотела, отговорку премьер-министра сочла неубедительной и показала Ликуду, чем может обернуться для него чрезмерная чуткость к угрозам ультраортодоксов. Тем самым она также показала и самим ультраортодоксальным партиям, что вступая на путь конфронтации с большинством израильского общества, они рискуют привести к ситуации, при которой им не найдется места в будущей коалиции.

Альтернативный сценарий, изученный бюро "Мидгам" в ходе проведенного на этой неделе опроса, рассматривал ситуацию, при которой в выборах примет участие новая партия во главе с бывшим министром обороны Моше Яалоном. В этом случае, если бы выборы состоялись сейчас, они дали были следующий результат: Ликуд и Еш атид получили бы одинаковую поддержку – 21 мандат, объединенный список партий Авода и Тнуа получил бы 11 мандатов, список Моше Яалон – 7 мандатов, Кулану – 5 мандатов. У остальных партий результат был бы таким же, каким он оказался в варианте опроса, не учитывавшего участие в выборах новой партии Яалона: ЕД – 14 мандатов, Объединенный арабский список – 13 мандатов, НДИ – 10 мандатов, Яхдут ха-Тора – 7 мандатов, ШАС – 6 мандатов, МЕРЕЦ – 5 мандатов.
 
Социальные комментарии Cackle

 

Мнение