"Ежели осмелился беспокоить ваше превосходительство"…

 
Израиль – суверенное государство, и должно вести себя как суверенное государство. Тем более, когда ему пытаются накинуть петлю на шею и при этом требуют изобразить радость от получаемого процесса.
Обама обиделся? (фото JUAN MABROMATA / AFP)
 
Увеличить шрифт A A A
Сравнение министра обороны сделки с Ираном с "Мюнхеном" вызвало мини-бурю на израильском политическом Олимпе. Лапид заявил, что высказывание Либермана безответственно, ибо американцы не забывают подобных оскорблений. Захава Гальон, как и следовало ожидать, пошла еще дальше, и обвинила Либермана в подрыве отношений с США. Нетаниягу отмежевывался от своего министра, сказав, что "был удивлен" его словами. Насколько искренним было это "удивление", сказать трудно, но это не имеет значения. Значение имеет нечто иное – позиция отечественных политиков, живущих по принципу "не перечить хозяину".

Аналогии с "Мюнхеном" не новы, но, увы, справедливы. До сделки Иран был на грани краха. Запад вытащил режим из трясины, снял с него наручники, обеспечил бесперебойным потоком нефтедолларов и дал фактически "карт-бланш" на гегемонию в регионе. Что касается ядерной программы, то об ее "успешности" говорит тот факт, что режим контролирует собственные ядерные объекты, не пуская туда инспекторов. Браконьер получил звание егеря плюс деньги на закупку оружия.

Заявление Минобороны было спровоцировано высказыванием Обамы, что "сегодня даже Израиль признает: Тегеран соблюдает договоренности", и критики сделки (т.е., Израиль) должны признать ошибку. Если бы в Иерусалиме не отреагировали на эти слова, то тем самым признали свою "ошибку" и правоту Обамы.

Теперь что касается повышенной тревожности Лапида и его страха не обидеть "хозяина"… 

Израиль – не государство-саттелит и не еврейское местечко в Российской империи, а США – не "хозяин". Израиль – суверенное государство, и обязано вести себя как таковое. Тем более, когда речь заходит о вопросах жизни и смерти. И тем более, когда ему пытаются накинуть на шею петлю и при этом требуют изобразить радость от получаемого процесса.

Израильский политик не может жить в вечном страхе вызвать неудовольствие президента США, когда на кону будущее страны. И израильские руководители прошлого вели себя как лидеры суверенного государства. Причем, куда в более сложных ситуациях.
В 1949 году США потребовали от Бен-Гуриона не провозглашать Иерусалим столицей государства. Израиль балансировал над пропастью, но "старик" не уступил, и в Вашингтоне смирились с его решением.

В 1967 году Линдон Джонсон пригрозил Эшколю санкциями за строительство в Восточном Иерусалиме. Эшколь в ответ объявил об аннексии Старого города и новых районов на востоке Иерусалима. Один из городских кварталов сегодня носит его имя – Рамат-Эшколь. Джонсон был недоволен, но …начал с большим уважением относиться к Израилю.

В 1970 году Ричард Никсон поддержал план своего госсекретаря Роджерса, предусматривавшего отступление Израиля к границам 1967 года и передачу святых мест Иерусалима под контроль трех религий. Гольда Меир в ответ заложила нынешние Неве-Яаков, Гило и Гиват-Царфатит. Никсон был в гневе, но вскоре отношения между странами, парадоксальным образом, стали еще теплее.

В сентябре 1982 года Рейган выступил с планом "мирного урегулирования": замораживание строительства в Иудее и Самарии и создание "самоуправляемого палестинского правительства на Западном берегу и в Газе". Свой план он согласовал с арабами, но не с Израилем. Как поступил Менахем Бегин? На следующий день он опубликовал ответ: "Предложения, переданные от имени президента США Рональда Рейгана, содержат избирательные выдержки из Кэмп-дэвидских соглашений, или вообще не упоминаются в договоренностях и противоречат им полностью. Инициатива …представляет серьезную угрозу Израиля, его безопасности и его будущему".

Более того, он направил открытое письмо Рейгану, в котором написал: "Дорогой Рон, г-н Президент! То, что некоторые называют "Западным берегом", в действительности - Иудея и Самария, и этот очевидный исторический факт невозможно изменить. Циники фальсифицируют историю, но правда в том, что тысячелетия назад на этих землях было еврейское царство, в котором наши цари преклоняли колена перед Богом, а наши пророки проповедовали идеалы вечного и подлинного мира".

Буш-старший и его госсекретарь Джеймс Бейкер, пообещавшие арабам за их поддержку в первой войне в Персидском заливе "надавить" на Шамира, открыто шантажировали Израиль, в том числе выдачей ссуды для приема репатриантов из бывшего СССР. Шамир выдержал давление, и небеса не разверзлись.  Буш-младший был едва ли ни самым дружественным президентом за всю историю. Тем не менее, в 2002 году он потребовал от Шарон свернуть операцию "Защитная стена" и "сохранять сдержанность". Шарон отказался, но это, опять-таки, не повлияло на дальнейшее отношение Буша.

Сегодня позиции Израиля в США намного прочнее, чем когда-либо. Конгресс, как и раньше, твердо выступает на стороне Израиля. Между военными ведомствами и разведывательными сообществами двух стран установились необычайно доверительные и тесные отношения, а в Пентагоне активно участвуют в израильских оборонных проектах. Подавляющее большинство американцев по-прежнему поддерживают нашу страну.

Политика Обамы в отношении Израиля все его правление была, мягко говоря, более чем двусмысленной. И то, что он фактически предал всех союзников США в регионе, не обязывает этих союзников, включая Израиля, хранить ему клятву верности. "Мюнхен" есть "Мюнхен". Умиротворение чревато глобальной войной. Вероломство постыдно и не продуктивно.

Если политик, примеряющий на себя роль премьера, боится называть вещи своими именами, чтобы случайно не "обрызгать" высокого сановника, подобно умершему от страха чеховскому герою, то вряд ли ему стоит заниматься политикой. И уж тем более, в Израиле…

СПРАВКА IzRus

Александр Майстровой - журналист и публицист

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение