Почему обваливается ''Сионистский лагерь''?

 
19.05.2016 13:27  Давид Эйдельман
Никто не будет ругать "Аводу", за то, что она не является "Ликудом". Никто никогда не будет требовать от "Ликуда", чтобы он стал Рабочей партией. Вещи должны соответствовать своему назначению: мыло должно мылиться, гвозди не гнуться, партии действовать согласно своей платформе.
Ицхак Герцог (фото AFP)
 
Увеличить шрифт A A A
Несколько месяцев назад в беседе с одним из редакторов русскоязычных СМИ мы заговорили о сообщениях для прессы, которые посылались из "Сионистского лагеря". Главная задача большинства пресс-релизов и прочей рекламной агитации, которая распространяется от имени "Сионлага" на "русской улице" — это доказать, что они никакие не левые. Они вообще во всем согласны с правительством, когда речь идет об арабах, что они больше "битхонисты", чем Буги, больше "мистер нет", чем Биби и пр. И все это, как бы помягче сказать, позиционирование — исходит из установки, что эти дурные "русские" не любят левых, любят правых, а потому им надо продавать себя как правых.

На специальные "левые" русскоязычные сайты, правда, отправляются несколько иные материалы, в которых Ксения Светлова упрекает израильтян, что они не бывают в гостях у палестинцев. Но такими материалами с "конвенциональными" СМИ депутат Светлова не делится.

Потом то, что прежде было опробовано только на русскоязычной публике, стало достоянием ивритоязычных и англоязычных СМИ. Нет, конечно, до подражательной правизны русскоязычных пресс-релизов Герцог ещё не опустился. Но уверения, что он не видит с кем вести мирный процесс, что партия "Авода" не должна восприниматься как партия "любителей арабов", израильское общество сдвинулось вправо, и если партия, создавшая Израиль, хочет вернуться к власти, она должна изменить подход к израильско-палестинскому конфликту, "быть правее", чтобы достучаться до сердец и до умов людей...

Это установка ущербная. Те, кто хотят голосовать за правых, могут это сделать. Они могут голосовать за настоящих правых, а не притворяющихся. Выступление на партийном мероприятии с призывом притвориться правыми, чтобы получить голоса... Это не только демонстрирует презрение к интеллектуальным способностям избирателя. Это просто глупо!

Потом тайные переговоры Нетаниягу с Герцогом, о которых и так давно все догадывались, стали достоянием гласности. И начался стремительный обвал "Сионистского лагеря" в опросах общественного мнения. Если бы выборы состоялись сегодня, то они бы получили в два раза меньше мандатов. 50% израильтян возражают против присоединения "Сионистского лагеря" к правящей коалиции.

"Ликуд" ни разу с 1988 года не входил в правительство, которое возглавлял левый или левоцентристский премьер. Поэтому, побыв каденцию в идеологической оппозиции, он потом возвращался к власти как политическая альтернатива (которой на самом деле был далеко не всегда).

В чем проблема Герцога, его пресс-службы, его партии, его политического блока? Они не понимают свою роль в игре. Есть хорошая хасидская история про раввина Зусю. Перед смертью Зуся сказал: "В ином мире меня не спросят: "Почему ты не был Моисеем?". Меня спросят: "Почему ты не был Зусей?"

Никто никогда не будет ругать "Аводу", за то, что она не является "Ликудом". Никто никогда не будет требовать от "Ликуда", чтобы он стал Рабочей партией. Вещи должны соответствовать своему назначению: мыло должно мылиться, гвозди не гнуться, партии действовать согласно своей платформе. Проблема нашей политики, что у нас мыло не мылится, консерваторы – не являются охранителями, социал-демократы забыли про социальное и демократическое, либералам чуждо свободомыслие и тяга к свободе…

Герцог не сможет выглядеть ликудником. Бужи никогда не убедит никого, что он правее Биби. Слишком интеллигентно выглядит. И ругать арабов так же смачно как Либерман он не сможет. Не идет ему это.

Это напоминает советский анекдот о еврее и кадровике. Приходит человек на завод устраиваться начальником отдела снабжения. Начальник отдела кадров его спрашивает: "Ваша фамилия?" – "Рабинович". – "Имя?" – "Абрам". – "Отчество?" – "Моисеевич" – "Место рождения?" – "Город Бердичев". – "Национальность?" – "Русский!" – "Как русский? Покажите ваш паспорт… М-да, действительно русский. Видите ли, дело в том... Как это помягче сказать. Уж если брать на эту должность человека с фамилией Рабинович, я лучше возьму еврея".

Потенциальные избиратели "Сионистского лагеря" готовы голосовать не потому, что Герцог будет пытаться изображать из себя "Ликуд". Есть настоящий "Ликуд" — можно голосовать за него. И не потому, что Герцог будет публично признаваться в нелюбви к арабам, мирному процессу и возможности создать Палестинское государство. Для этого есть Авигдор Либерман и Нафтали Беннет.

Если уж избиратели будут голосовать "за Рабиновича" слева, то только в том случае, если он представляет альтернативу Нетаниягу и Беннету. Если они уж согласятся взять такого, то не за то, чтоб он пытался изображать кого-то другого — более правого. Других-правых много. И все они подходят для своих ролей более, чем их подражатель.

Оппозиция может победить только тогда, когда предлагает избирателям альтернативный ценностный кейс. Если вам не нравится власть — это далеко не всегда повод поддерживать любую оппозицию и считать оппозиционера героем или святым. Если власть не устраивает народ — то это вовсе не гарантирует победу оппозиционного лагеря.

Если власть интересна самой своей реальностью, своими шагами, своими возможностями, то демократическая оппозиция должна отличаться своим ценностным содержанием. Ценностный кейс - это главное. Он есть, тогда и обо всем остальном можно поговорить. Его нет – нет и оппозиции.

Этого очень часто не понимают в российской правой оппозиции Путину. Глядя на нынешней унылый правый разврат (и в прямом, и в переносном смысле), мы понимаем, что тот же Касьянов, который был главой правительства при первом сроке Путина, от нынешних обитателей Кремля ничем идеологически не отличается.

Даже если у оппозиции нет перспектив победить на честных выборах – ценностное содержание – оно хотя бы придает смысл существованию, а не только распилу грантов. Это гарантия возможной общественной поддержки. Они несут нечто принципиально иное…

У демократической адженды есть свое актуальное ценностное наполнение: защита прав и свобод, политкорректность, феминизм, толерантность и т. д. Но нынешняя либерально-демократическая тусовка в России от этого ценностного кейса иногда не менее далека, чем Путин и его команда.

Этого не понимают и израильские левые. Они не понимают, что они нужны только для того, чтобы сформировать альтернативу и разъяснять её ежедневно и ежечасно всем и каждому, кто согласится их читать, смотреть, слушать.

В США большинство опрошенных избирателей-демократов хотели бы, чтобы экс-госсекретарь Хиллари Клинтон после выдвижения кандидатом в президенты США предложила своему нынешнему сопернику сенатору Берни Сандерсу стать вице-президентом в случае ее окончательной победы на выборах. Ибо избиратели хотят голосовать за внятную политическую платформу. Избиратели хотят левых или правых. А не каких угодно — то есть никаких.

Великий британский премьер-министр Бенджамен Дизраэли говорил: "Англия не любит коалиций". Англия, конечно, может себе это позволить. В Великобритании вторая по величине партия идет в оппозицию, когда победители выборов формируют правительство. Идут в оппозицию, а не на компромисс. Формируют свой оппозиционный теневой кабинет, свою альтернативу. И когда, допустим, министр финансов от правящей партии предлагает свое решение, то министр финансов от теневого кабинета, предлагает своё.

Ибо правые должны быть правыми, а левые левыми. Между ними выбирает народ. Народ выбирает, а не они договариваются друг с другом. И народ, который делится на правых и левых, хорошо понимает, даже если не всегда отдает себе в этом отчет, что для того, чтобы идти вперед, нужны две ноги — и правая, и левая. И ходят они по очереди. Потому как сделать шаг сразу двумя ногами невозможно.

В Израиле, к сожалению, эта особенность парламентской демократии понимается левыми далеко не всегда. Оппозиция — это тоже миссия. Это необходимость создавать планы и программы, которые могут быть предъявлены избирателю.

"Авода" гордится своей социальной направленностью. Но где же та программа помощи пенсионерам, которую, если верить пресс-релизам, для русскоязычных разработал "Сионистский лагерь"? По поводу пенсионной программы "Сионистского лагеря" имя профессора Трахтенберга уже полгода повторяется с той же частотой, что волшебные слова "Трах-тибидох" стариком Хоттабычем. Но мы не живем в пространстве волшебной сказки. Хотелось бы, чтобы русскоязычная PR-продукция "Сионлага" повторяла бы не только волшебные слова, но и указала бы, в чем сущность программы, оперируя хоть какими-то цифрами. Иначе все это не внушает доверия.

При этом, обратите внимание, что другая оппозиционная партия НДИ — свою подобную программу ("План Литинецкого") опубликовала. И представитель коалиции Тали Плосков опубликовала и даже начала по частям вводить в жизнь свой план "Жить достойно". А главная оппозиционная партия, много месяцев подряд повторяет мантру про профессора "Трах-тибидоха" без какой-либо конкретики.

Оппозиция — это возможность сформировать себя. С этим у "Аводы" проблемы. С 1988 года не было ни одной парламентской каденции, которую "Авода" встретила и проводила с одним и тем же лидером. А разные лидеры — в наших условиях — это и разные свойства партий. Если избиратель в 1996 году голосовал за "Аводу" во главе с Шимоном Пересом, а получил партию во главе с Бараком — то он получил несколько иную партию. Если он голосовал в 1999 году за партию во главе с Бараком, то получил затем временными председателями Раанана Коэна, Аврума Бурга и Амрама Мицну. А в 2003 году голосовал за партию во главе с Мицной, который клялся не входить в правительство, а получил партию в правительстве во главе с Шимоном Пересом, которую вывел из правительства Амир Перец. Голосовал в 2006 за партию во главе с социальным Перецом,а получил партию во главе соцально индифферентным Бараком. Голосовал в 2009 за партию во главе с "мистером безопасность" Бараком, а к выборам 2013 года она пришла во главе с Яхимович. Голосовал в 2013 за партию во главе с Яхимович — получил Герцога.

Уж 28 лет не было ни одной парламентской каденции, которую "Авода" встретила и проводила с одним и тем же лидером. Избиратель, который голосует за "Аводу" — не знает, за что он голосует. Он покупает кота в мешке.

Уважаемая партия "Авода"! Серьезно мной уважаемая. Партия, которая создала эту страну по своему образу и подобию. Прежде, чем снова пытаться возглавить страну, займитесь своей головой. Утвердите ее на плечах!

Сидите в оппозиции, куда вас отправили итоги всенародного голосования. Агитируйте, объясняйте, формируйте альтернативу. Но не бегите прислуживать победителям.

Народ поддержал премьер-министра, позволив ему одержать убедительную победу. Пусть народ насладится итогами его победы.

"Каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает" — эта фраза из письма (от 27 августа 1811 года) посланника Сардинского королевства при русском дворе графа Жозефа де Местра графа Жозефа де Местра. Фраза стала крылатой и получила в ХХ веке множество вариаций. Например: "Каждый народ заслуживает то правительство, которое его имеет".
Дайте народу распробовать то, что он выбрал. Не пытайтесь спасти народ против его воли. Демократия — это в том числе право делать ошибки при выражение волеизъявления. И платить за эти ошибки.

Не имеют никакого смысла и заявления левых, что они готовы войти в правительство ради возобновления "мирного процесса". Особенно, после заявления Герцога, что переговоры вести не с кем.

После "маапаха" (переворота) 1977 года, прошло уже 39 лет. И, исходя из израильского политического опыта, можно сделать несколько выводов, проанализировав закономерности.

1) В Израиле левые выигрывают войны, а правые отдают территорию. Причин этого достаточно много. И международное давление, которое на правое правительство больше, чем на левое. И то, что у правых — левая оппозиция, а у левых — правая. Но правым легче вести мирный процесс, а левым победоносную войну. Рабин, который не снес ни одного поселения, был убит. Шарон, снеся все поселения Газы, пользовался поддержкой 70% населения.

2) Правые правительства решаются на мирный процесс только в том случае, если в составе правительства нет левых. Так было с правительством Бегина, которое заключило мирный договор с Египтом и отдало Синай. После Перес и Шамир сидели 6 лет в правительстве . И никакого мирного процесса не было. Потом "Авода" вышла из правительства, и Шамир пошел на Мадридскую конференцию. Первое правое правительство Нетаниягу: реализовали соглашения по Хеврону, подписали соглашение Уай. Второе правительство Нетаниягу (2009-2013) с Бараком, третье (2013) с Ципи Ливни — в обоих случаях полный застой в мирном процессе. Первое правительство Шарона (2001-2003) с "Аводой". Перес в роли министра иностранных дел, Фуад — министр обороны. Застой. Второе правительство Шарона — без "Аводы". Через 10 месяцев объявлен план "Одностороннего отделения".

3) Левые в оппозиции более способствуют продвижению мирного процесса и территориальным уступкам, чем в случае, когда они заседают в правительстве. В правительстве они служат прокладкой между Израилем и Западом, фиговым листком, отбеливателем и пр. И на них всегда можно свалить вину за все. Левые, зачем вам это?!
Хотите, чтобы правые вели мирный процесс? Оставьте их одних.

4) Только большой "Ликуд" благоприятен для мирного процесса. В первом правительстве у Шарона было 19 мандатов. Во втором 40. Разница хорошо видна.

5) Так называемые "центристские партии" (Цомет, Третий путь, Шинуй и пр.) поддерживают мирный процесс только тогда, когда он инициируется правыми. Томи Лапид был в оппозиции миротворчеству Барака, а "Одностороннее размежевание" поддерживал и в коалиции, и из оппозиции.

Мне кажется, что выводы из этих закономерностей — очевидны.


СПРАВКА IzRus

Давид Эйдельман - политолог и политконсультант. Один из самых популярных в Израиле русскоязычных блогеров. Награжден премией правозащитной организации ОМЕЦ за борьбу с коррупцией.

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение