Спасительная прослойка

04.05.2016 12:27  Гиора Айленд
Одним из наиболее интересных вопросов, связанных с изучением Катастрофы, является отличие судьбы болгарских евреев от судьбы евреев других стран, входивших в гитлеровскую коалицию.
Гиора Айленд (фото: Kai Mörk/Википедия)
 
Увеличить шрифт A A A
Одним из наиболее интересных вопросов, связанных с изучением Катастрофы, является отличие судьбы болгарских евреев от судьбы евреев других стран, входивших в гитлеровскую коалицию. Таких стран, как Румыния, Словакия, Италия и Венгрия. Нет, антиеврейские законы принимались во всех странах гитлеровской оси, и в Болгарии тоже. И население страны точно так же, как венгры или румыны, поддерживало идею уничтожение евреев. Разница заключалась в том, что в Болгарии сохранился тонкий слой интеллигенции. Там остались люди, для которых принципы морали не были пустым звуком. Ученые, художники, писатели, духовенство. И они хорошо умели в этом случае различать, что когда правительство говорит о национальных интересах, то оно лжет. И у них была смелость выступить против диктатуры короля.

Когда правительство Болгарии вознамерилось в конце 1940 года принять по отношению к евреям написанный премьер-министром-антисемитом свод законов, аналогичных Нюрнбергским законам Германии, группа из 21 писателя заявила, что это наложит несмываемое пятно на историю болгарского законодательства. Они понимали, какое негодование это вызовет у патриотически настроенного большинства, которое обвинит их в предательстве национальных интересов. Но они выступили. Точно так же, как раньше выступали открыто против цензуры. И хотя они не были в большинстве, король испугался возможной реакции. Он понял, что с интеллигенцией следует считаться. Законы вышли, но в достаточно мягком варианте.

Когда в 1943 году перед евреями Болгарии возникла угроза изгнания из страны, с понятными последствиями (причем правительство планировало сделать это тайно), кто-то сумел, несмотря на угрозы со стороны патриотов, разгласить этот секрет. Разразилась буря. Особенно негодовало духовенство. Митрополит Стефан и его товарищ Кирилл не побоялись заявить королю: «Не спеши преследовать евреев. Когда кто-то преследует евреев, это может означать, что вскоре евреи будут преследовать его». А Кирилл даже заявил, что откажется признать власть короля, если законы о преследовании евреев будут приняты. Все эти люди сознавали, что патриоты сейчас на коне, и понимали, что они могут сделать с ними. Но никто не отступил. Заговор против евреев был сорван.

Каков вывод? Даже в демократическом государстве власть имеет право принимать решения в соответствии с тем, как она видит интересы государства. Но прослойка интеллигенции в любой, даже не очень демократической, стране должна иметь готовность выступить против правительства, если национальные интересы она понимает как-то по-другому. И правительство не вправе обвинять ее в предательстве и лишать финансирования или подвергать репрессиям. Пример Болгарии показывает, что понимание интеллигенции может оказаться более правильным.
СПРАВКА IzRus

Гиора Айленд - генерал-майор запаса, бывший начальник Оперативного управления и Управления планирования Генштаба ЦАХАЛа, быший глава Совета национальной безопасности

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение