Заговор лауреатов

14.04.2016 11:22  Владимир Бейдер
Лидеры боевиков трех основных террористических движений – ХАМАСа, "Исламского джихада" и ФАТХа уже разработали и согласовали планы следующей интифады – "народной революции", и она должна стать масштабнее всех прежних...
Будущий нобелевский лауреат? (фото полиции Тель-Авива)
 
Увеличить шрифт A A A
В начале недели на заседании правительства ШАБАК отчитался о том, что волна террора, пошла на спад. Израильтяне не успели как следует порадоваться этому известию. Буквально на следующий день после оптимистичного отчета из того же, скорее всего, источника, из ШАБАКа, выплеснулось в прессу сообщение совершенно иного рода.

Интифада откроет личико… апартеида

Оказывается, лидеры боевиков трех основных террористических движений – ХАМАСа, "Исламского джихада" и ФАТХа уже разработали и согласовали планы следующей интифады – "народной революции", и она должна стать масштабнее всех прежних.

Согласно сценарию, массы палестинцев будут блокировать дороги, ведущие к еврейским поселениям, все въезды к ним, рушить трансляционные антенны, выводить из строя коммуникации, чтобы лишить еврейские населенные пункты интернета и мобильной связи. По замыслу инициаторов, такое народное восстание возымеет гораздо больший эффект, чем взрывы террористов-самоубийц и вооруженные нападения на израильтян, практиковавшиеся во время Второй интифады 2000-2002 годов, и "интифады ножей", начавшейся в сентябре прошлого года. Разблокирование поселений силами израильской армии и полиции даст такие веселые картинки мировым СМИ, что мерзкое лицо сионистского апартеида предстанет во всей красе. Международное давление на Израиль достигнет невиданного прежде уровня – и оккупационному режиму придется капитулировать. Победа!

Впечатляет даже не сам план, воплощение которого пока маловероятно по целому ряду объективных причин. Самое пикантное, что среди разработчиков его, а, возможно, судя по стилю, и автором новой креативной стратегии "палестинского сопротивления" значится Маруан Баргути.

Какой народ – такие лидеры

Этот мученик совести вот уже 14-й год отбывает в израильской тюрьме свой первый из пяти пожизненных плюс еще сорок лет. Так что, даже если он проживет до 120, все равно ему не отбыть полный срок, тем более, что разговоры о его освобождении возникают каждый раз, когда замаячит очередная обменная сделка, - этот упырь всегда во главе списка.

Баргути дали по максимуму, а присудили по минимуму. Прокуроры пытались доказать его прямую причастность к убийству 37 израильтян, но суд признал основания только по пяти. На самом деле на его совести жизни сотен израильтян и тысяч соплеменников. Баргути возглавлял "Танзим" - военизированную группировку ФАТХа (для тех, кто не в курсе – самой "умеренной" фракции ООП, ныне возглавляемой председателем Палестинской автономии Махмудом Аббасом, а тогда – Арафатом). Во время Второй интифады именно боевики "Танзима" были, наряду с хамасовцами, ведущей силой террористической войны против Израиля, основной мишенью которой служило гражданское население. В ней погибло 1200 израильтян и около 5000 палестинцев. И отброшена на десятилетия, если не похоронена вообще, вероятность создания палестинского государства, за которое якобы вся эта борьба.

Посылая людей на смерть, в том числе на верную смерть – террористов-самоубийц – убивать евреев без разбору (две трети израильских жертв той интифады – мирные жители), свою жизнь отдавать за свободу Баргути отнюдь не спешил. Когда во время операции "Защитная стена" солдаты пришли арестовывать главаря "Танзима" в его собственном доме в Рамалле, непримиримый воин интифады не то что не оказал сопротивления. Он выглядел, как испуганный щенок, - с бегающими глазами, дрожащими губами. Писали, что даже наделал в штаны со страху. По-маленькому.

А вот на суде, когда стало ясно, что ничто ему не грозит, был герой-героем – трибун, воитель, обличал судей, два пальца в форме "V" над головой, штаны сухие и чистые.

В тюрьме он в авторитете. Не смотря ни на что. Как-то призвал к массовой голодовке заключенных, тысячи откликнулись, голодали. Но коварные тюремщики засняли самого Баргути во время раздачи обеда (он тогда еще сидел в одиночке). С аппетитом умял все. Особенно меня умилило, как он облизывается после десерта – груши в сиропе. Это правда вкусно – сам иногда ем, по праздникам.

Как после такого можно уважать такое чмо, непонятно. Но Баргути до сих пор считается одним их самых популярных в народе палестинских лидеров. В 2005 году, когда он собрался баллотироваться на выборах в "президенты" Палестинской автономии, его шансы были выше, чем у Махмуда Аббаса, и тот с трудом уговорил его снять кандидатуру, пообещав добиться освобождения соперника во что бы то ни стало. Срок полномочий Абу-Мазена давно истек, выборы он не проводит, боясь проиграть хамасовцам, но Баргути называет своим преемником – жалко, что тот сидит. И растет к нему народная любовь.

Конечно, некорректно говорить, перефразируя известный анекдот, "Какой народ – такие и лидеры", но как не сказать?

Родство по Нобелю

Любят Баргути не только палестинцы.

На прошлой неделе его жене, Фадве, в торжественной обстановке вручили официальное уведомление о выдвижении Маруана Баргути на Нобелевскую премию Мира. Выдвинул его прошлогодний лауреат мирного Нобеля – Квартет национального диалога в Тунисе.

Зная экстравагантные нравы Норвежского нобелевского комитета (премию Мира присуждают в Осло, а не в Стокгольме) верю, что он ее получит. Тот же тунисский квартет, выдвинувший Баргути, образован только в 2013 году, а в 2015-м уже огреб Нобеля. Ну и что – Барак Обама получил золотую медаль главного миротворца вообще сразу после избрания на президентский пост и, похоже, только за это. А как подействовало! Весь Ближний Восток запылал зарею алой, до сих пор не унять.

Так что и Баргути вполне достоин. Тысячи загубленных жизней палестинцев, лишение мирного существования нескольких поколений своего народа надо же как-то отметить. Отец и вдохновитель Второй интифады Ясир Арафат ведь был нобелевским лауреатом Мира! Несправедливо обделять той же наградой и главного исполнителя этой интифады.

Израильтяне тоже стремятся добиться расположения Баргути и его освобождения. Перед сделкой про обмену Гилада Шалита главный закоперщик "процесса Осло", Йоси Бейлин, чьими стараниями свершилось событие, сделавшее нобелевскими лауреатами и Арафата вместе Рабиным и Пересом, вышел из тени, чтобы разжечь общественную компанию за освобождение Баргути. Израильская пресса изображала этого убийцу разве что не единственной надеждой на урегулирование с палестинцами. Тогда пронесло. Хотя силы включились нешуточные.

Классик израильской литературы Амос Оз, "наш Лев Толстой", прислал в тюрьму Баргути свою книгу "Сказание о любви и тьме", вышедшую в переводе на арабский, с трогательной надписью, где выразил надежду на скорую встречу на свободе.

Многие тогда недоумевали над поступком светоча еврейской литературы. Только теперь стало ясно: это провидение писателя. Многие годы Амос Оз считается претендентом на Нобелевскую премию по литературе. Все возможные литературные премии, и израильские, и зарубежные, и международные, у Оза уже есть, а Нобеля нет. Каждый год перед объявлением лауреата по литературе в Израиле гадают – ну, теперь-то да? Примерно, как с Ди Каприо на "Оскаре", - вроде понятно, что заслуживает, а все нет и нет, и вот этом году свершилось. Так и Оз - достоин вполне. И одно из доказательств – то необъяснимое, казалось бы, воспылание чувств к террористу. А это "третий глаз" художника! Уже тогда, в 2011 году, великий писатель разглядел в палестинском сидельце родственную душу – тоже претендента на Нобеля. Боюсь только, Баргути станет лауреатом заветной премии раньше Оза – шансов больше: во-первых, араб, во-вторых террорист.

Хорошо сидят? Лишь бы дольше

В сообщении о грядущей интифаде меня, по наивности, поразило одно обстоятельство: как Баргути мог участвовать в разработке и согласовании с лидерами других "организаций сопротивления" плана "народной революции", находясь в тюрьме для особо опасных террористов? Это оказалось самым простым.

Отставной генерал полиции объяснил мне, что террористы, осужденные на длительные сроки, особенно на пожизненные, сидят вовсе не так, как мы себе представляем. Условия у них не то чтобы домашние, но гостиничные вполне. А их лидеры, генералы масштаба Баргути, в израильской тюрьме – вроде "воров в законе" на зоне в России. Они в авторитете, у них все есть. И контакты с волей у них обширные – через адвокатов, других зеков, найдут доступ и к телефону, и к интернету.

Охране – и тюремной, и ШАБАКу – выгодно не ущемлять их сверх меры, тогда будет меньше эксцессов, волнений, голодовок, бунтов в тюрьме и за ее пределами. Для палестинского руководства условия содержания их зеков – вопрос принципиальный. По любому поводу может возникнуть общественное давление с привлечением международных инстанций. Плохо прожаренная курица и не тот сорт риса – достаточное основание для обращения в суд, а вызов в суд – лишний повод оказаться вне стен тюрьмы, дополнительная возможность контактов с внешним миром.

- Вы удивляетесь, что они приятно проводят время, получают университетские дипломы, сидя в тюрьме? – посмеивался надо мной генерал. - Да они и доктораты защищают – по востоковедению, например, по израильской литературе. Так что стратегию обсудить с "коллегами" - вообще не проблема.

А вот с осуществлением планов задуманной интифады – все сложнее. Массовых акций палестинцев, новой интифады нет не потому, что нет стремления, отчаяния, стратегии, – объяснил мне бывший сотрудник ШАБАКа. Нет сил. У террористических организаций огромный дефицит средств и лидерства.

Арабские страны и Иран сосредоточены не на палестинской проблеме, а на суннитско-шиитском противостоянии. Пока идет война в Сирии, основные средства тратятся на нее. ХАМАС, "Исламский джихад", террористические организации ФАТХа живут на голодном пайке. Как вывести толпы на блокирование поселений? Бесплатный базар устраивают только птички.

Не на что проводить интифаду. Да и некому. Абу-Мазен - фактически отставной лидер. За ним не пойдут. Новых вождей он на свою территорию не допустит. Даже в случае гипотетической победы в интифаде некому отдать власть.

В этой ситуации для израильтян лучше, чтобы Баргути сидел в тюрьме, а другой претендент на кресло главы палестинской администрации – Мухаммад Дахлан – оставался в Катаре. Но именно это может стать дополнительным фактором для присуждения Баргути Премии Мира. Некоторые выходят на свободу с чистой совестью, а он выйдет с нечистым Нобелем. И устроит такой мир, что мало здесь никому не покажется.


СПРАВКА IzRus

Владимир Бейдер - редактор, политобозреватель и сценарист

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение