Бюро надоедливых услуг

13.04.2016 08:50  Зеэв Этингер
О клиенте не вспоминают, но стоит только ему уйти к конкуренту... У меня зазвонил телефон. Кто говорит? Говорит молодой голос, и все по-русски.
Иллюстрация: Andshel/Википедия
 
Увеличить шрифт A A A
У меня зазвонил телефон. Кто говорит? Говорит молодой голос, и все по-русски.

Звонят торговые представители компаний мобильной связи, звонят с многоканального телевидения, звонят владельцы инфраструктуры (благо их всего два, но один из них не забывает наведаться по телефону каждую неделю). Разговаривают очень вежливо, просто заслушаешься: в России не услышишь такую чистую речь. Израиль давно стал светочем не только для всей планеты, но по умению говорить - для бывшей шестой части суши.

Бывает также, что звонят на иврите. Но это больше финансовые учреждения, предлагают ссуду на самых льготных условиях, предлагают управлять активами (для начала могли бы активы предложить). Всем от меня что-то нужно. А еще засыпают предложениями купить квартиру. Есть? Неважно, покупайте еще.

Я понимаю, торговый агент - самая неблагодарная профессия, нужно быть вежливым даже с теми, кто тебе хамит (я-то стараюсь удержаться от грубости, но иногда так достают...). И зарплату они не получают, скорее, комиссионные по числу тех, кого удастся захомутать и привести в стойло нанявшей их компании.

Но мне что делать? Работаешь себе, работаешь, а твой телефон обрывают нескромными предложениями отдать свои кровные за какие-то не всегда понятные услуги, причем предлагают уйти от конкурентов на условия не лучше, а чаще - хуже, чем то, что есть сейчас.

Но больше всего раздражают не сами звонки, а то, что звонят по-русски. Откуда известно, что сам я по-русски говорю? Что, Зеэв - славянское имя? В Израиле Зеэвов меньше, чем в Бразилии Педро, но тоже хватает. А мне все по-русски. Откуда данные?

Данные обо мне хранятся в нескольких банках данных, принадлежащих государству. Это государство постоянно принимает законы о сохранении тайны частной жизни, но оно же влезает в частную жизнь своих граждан, передавая секретные, в общем, для всех прочих данные частным компаниям, дабы те могли получать прибыль. Это квалифицируется как должностное преступление, и за него надо судить. Кого? Чьих чиновников? Министерства внутренних дел или министерства абсорбции? Вопрос к полицейским, только я ни разу не слышал, чтобы полиция расследовала такие преступления.

А недавно на мой мобильный телефон пришло текстовое сообщение, в котором какая-то фирма сообщала, что хранящиеся у нее мои личные данные будут переданы другой фирме, - причем никто не интересовался моим на это согласием. В то же время в поликлинике не выдадут данные мужа/жены без доверенности. Тайна, говорят...
СПРАВКА IzRus

Зеэв Этингер - экономический аналитик, журналист

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение