Год разнузданного пиара


24.02.2016 13:07  Давид Эйдельман
Сегодня в создание позитивного образа должна участвовать вся фирма, а не только её рекламщики. Дурацкая запись младшего клерка в социальной сети может нанести огромной корпорации такой ущерб, что несколько нанятых PR-фирм с трудом разгребут.
Давид Эйдельман (фото: Давид Рабкин)
 
Увеличить шрифт A A A
Наступивший год Красной обезьяны, скорее всего, будет годом безудержного пиара и соревнования информационных технологий. Более чем все прошедшие годы. А мы всякого повидали. В СМИ и социальных сетях постоянно возникает вопрос: это на самом деле или кто-то пиарится? Как-будто одно исключает другое. Мы живем в мире, где реальность зашумлена противоречивой информацией, бытие покрыто словесным дымом, а действительность проявляет себя в столкновении образов.

Мой продюсер в образовательных проектах Олеся Королева, недавно решив замутить очередной вебинар для постсоветского пространства, посещенный израильскому опыту PR-стратегий для бизнеса, ведения предвыборных кампаний и информационной войны, сказала мне мудро:

- Только давай в этот раз устроим определенный отбор. А то группы получаются очень разношерстными.

- Попробуй! Но не получится! - устало ответил я. - Отрасль слишком разношерстная. Причем в нее входят каждый раз все новые и новые люди, которые не только по-разному используют информационные технологии, у которых не только разные интересы, но и разные пути возможного развития. Сегодня PR-стратегии нужны очень разным людям для очень разных целей.

2016 год — это безусловно год информационный войны и предвыборных технологий. Выборы состоятся в США (причем не только на пост президента). Выборы в России. Выборы в Казахстане. О досрочной отставке правительства и объявление выборов говорят и в Украине. Глава партии НДИ Авигдор Либерман говорит об объявлении досрочных выборов до конца года и в Израиле.

Такое впечатление, что весь мир выбирает, пробираясь между предложенными ему более или менее увлекательными образами. Везде свои проблемы. Но, наблюдая, например, за американскими предвыборными гонками, мы понимаем, что право на успех имеет сегодня только реальная политика, переведенная на образный язык фрик-шоу.

В одной из израильской партии мне сказали: "Понятно, что мы продвигаем важные вопрос и нас поддержат избиратели". Им понятно. Но если избиратель не поймет, что выбранный ими вопрос важнее других (проблем всегда много), что они продвигают его лучше других партий, если они вспомнят об этом понимании в день выборов, тогда, может быть, проголосуют и поддержат. А так нет.

Но это происходит не только во внутренней политике государств, но между государствами. Информационная война – идет не только между разными Украинами (разными проекциями будущего страны), но и между Россией и Украиной. Россия схлестнулась с Турцией, прежде всего, на информационном фронте. Тоже можно сказать и о столкновение России и Запада.

Информационные бои - это разновидность боевых действий, в которых ключевым объектом воздействия является информация, образы, аргументы. Отличие же информационных столкновений нынешнего дня, отличающее ее от информационной войны прошлого заключается в том, что это сейчас подлинно народные войны. В век Интернета и глобальных социальных сетей битвы происходят, прежде всего, в виртуальном пространстве, а происходящее в реальности только продолжение этого. И в этих битвах задействованы широчайшие массы людей.

Основное отличие феномена информационной войны современной от информационных баталий хотя бы 20-летней давности по своему масштабу соразмерно разнице характера войн нового времени от войн Средневековья. На пороге индустриальной эпохи войны между королями прекратились, и начались войны между народами. Теперь, когда агитационно-политическое противостояние в основном ведется в интернете, а сосредоточенность и вирулентность – это отличительные черты Всемирной паутины, любая пропагандистская кампания не может быть успешной и эффективной, если в ней будут участвовать только официальные правительственные структуры. В информационной войне с любой стороны участвуют огромные массы людей.

Но PR-войны, войны за то, чтоб привлечь внимание как можно большего количества людей ведут не только политики и государства. Это удел и активистов общественных организаций, которые пытаются привлечь внимание СМИ, государственных чиновников, политиков, потенциальных единомышленников и добровольцев. "Хорошо, что справедливость на нашей стороне, но ещё хотелось бы быть услышанным" - сегодня примерно так говорят в любом общественном движение. И это происходит как в авторитарных странах, так и в странах демократических. Ведь свобода слова не работаете, если мнение народа никто не слышит.

К вопросу как быть услышанным обращается и бизнес, который хочет рассказать о себе. Мало иметь хороший товар, важно чтоб покупатели знали о нем. Две парикмахерские, расположенные на одной улице ведут между собой маркетинговую войну. Две корпорации выпускающие конкурирующие товары. Все предлагают те образы себя, которые могут быть наиболее востребованными.

И что самое интересное, все усилия пиарщиков и рекламщиков, которые долго создавали позитивный имидж, допустим, банку, может свести на нет одна служащая, которая кого-то обхамила и была снята кем-то на мобилу. Видео выкладывается в сеть. И идите, доказывайте, что такая у вас только одна.

Сегодня в создание позитивного образа должна участвовать вся фирма, а не только ее рекламщики. Дурацкая запись младшего клерка в социальной сети может нанести огромной корпорации такой ущерб, что несколько нанятых PR-фирм с трудом разгребут. Но вообще любой человек, являясь "социальным животным" - существом, живущим в обществе, состоит не только из самого себя, но и из набора масок, которые он ежедневно предлагает обществу.

Не стыдно "пиариться". Стыдно делать это бездарно и неэффективно.


СПРАВКА IzRus

Давид Эйдельман - политолог и политконсультант. Один из самых популярных в Израиле русскоязычных блогеров. Награжден премией правозащитной организации ОМЕЦ за борьбу с коррупцией.

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение