Отчет госконтролера о полиции: беспредел в каждой детали

 
эксклюзив
10.04.2017 15:52  Игорь Глидер
Опубликованный на прошлой неделе отчет госконтролера Йосефа Шапиро, подвергающий жесткой критике преступное бездействие МАХАШ, касается не самой главной детали, но показывает, насколько сильно прогнила вся система.
Эмблема МАХАШ
 
Увеличить шрифт A A A
Опубликованный на прошлой неделе отчет госконтролера Йосефа Шапиро, подвергающий жесткой критике преступное бездействие МАХАШ (отдела по борьбе с преступлениями, совершаемыми полицейскими при Минюсте), акцентирован не на самой сути проблемы, но все же показывает, как сильно прогнила вся система. Нужно отметить, что это не первый отчет по поводу беспредела в этой структуре - в самом документе указывается, что про МАХАШ и полицейское насилие за последние 10 с лишним лет публиковалось уже два подобных отчета, однако, ситуация не изменилась.

Я еще раз подчеркну, что отчет не рассматривает все, что происходит в этом отделе Минюста, а разбирается с несколькими не самыми ключевыми аспектами. Но тем не менее и этот отчет приподнял завесу над еще одной фальсификацией МАХАШ. Речь идет о делах, которые направляются в МАХАШ полицией для проверки необходимости выдвижения обвинений в отношении полицейских. Согласно отчету госконтролера, никаких расследований и проверок таких дел не производится вовсе — МАХАШ просто эти дела даже не открывает.

На самом деле, если разобраться, отчет показывает нам одну из самых жутких системных фальсификаций в уголовном процессе. Постараюсь кратко это объяснить. Существует распоряжение генерального прокурора, запрещающее выдвижение обвинения в отношении гражданина в нападении на полицейских, в случае если гражданин заявляет, что сам был атакован полицейскими, до того момента пока МАХАШ не проведет расследование. Это прекрасный инструмент для защиты гражданина, так как у полицейских не должно быть больше прав, чем у простого человека. МАХАШ, по сути, обязан проверить встречную жалобу гражданина и, если он действительно пострадал, спасти его от мести нарушивших закон полицейских, не дав им обвинить его самого в насилии.

Кроме этого распоряжения, существует еще одно: если в ходе допроса подозреваемый заявляет о том, что к нему незаконно применили насилие полицейские, то полиция обязана передать такое дело в МАХАШ самостоятельно. Идея правильная о всех сторон. Треть дел, поступающих в МАХАШ, передаются туда полицией по собственной инициативе.

Но на практике система не работает: МАХАШ просто отписывается, что дело в отношении напавших на человека полицейских закрыто. Это то, что говорит нам госконтролер, выяснивший, что такие дела просто не рассматриваются. Самая частая причина закрытия дела — "отсутствие кооперации со стороны пострадавшей стороны" — то есть побитого гражданина. Но почему он "не содействует" следователям МАХАШ? Это элементарно — он даже не знает о том, что подана жалоба — это ведь сделал не он, а сама полиция. Гражданин не в курсе, что он должен предпринимать какие-то действия, обращаться к кому-либо.

То есть, по сути, полиция сама использует его "билет" — право попросить защиты у МАХАШ от полицейских. Использует, не ставя его в известность, не передавая номер дела и документы. Следователи же отдела Минюста пострадавшего искать не заинтересованы. Они ждут, что он сам к ним придет, не зная вообще о расследовании. В итоге дело против полицейских закрывается, что приводит к тому, что они выдвигают против пострадавшего уголовные обвинения, а вся благие намерения генпрокурора оказываются миражом.

Когда смотришь на цифры, которые обнародовал госконтролер Шапира — то берет оторопь — свыше 2000 дел такого рода автоматически "хоронятся" следователями МАХАШ в год. То есть весь замысел генпрокурора оказывается бессмысленным...

И я еще раз повторю, что речь идет не о ключевой проблеме в МАХАШ, а о небольшой детали, показывающей насколько сильно нам необходима реформа. Цифры в отчете обязаны повергать в шок: в стране 28,000 полицейских и 33,000 добровольцев - всего 60,000 человек носят полицейскую форму. Против них в 2015 году подали 6320 жалоб . С учетом того, что жалоба касается обычно в среднем трех полицейских, это означает, что в общей сложности каждый третий полицейский или доброволец возможно применили незаконное насилие. Только задумайтесь – каждый третий.

А еще 6320 жалоб это более 17 в день, это означает, что полицейское правонарушение происходит каждые 1 час 20 минут. А что в итоге? По отчету госконтролера 90% всех жалоб просто закрываются. Треть - вообще без причины и расследования, остальные по различным поводам, которые госконтролер "вглубь" пока не проверял.

Что значит: только 10% жалоб взяты в работу? Представьте себе на секунду, что лишь 10% обратившихся в больницу получают помощь или только 10% мусора вывозят с наших улиц? Можно долго обсуждать причины того, почему нашим политикам не с руки злить полицию и настраивать работу механизма, который призван навести порядок в самой этой структуре. Мы продолжаем смотреть на жуткие ролики избиений граждан, на объяснения по конкретным случаям и на дежурные "закатывания глаз". Но правда состоит в том, что полицейский беспредел будет продолжаться до тех пор, пока мы не признаем всю глубину проблемы и не решим с ней покончить раз и навсегда. Средства у нас есть, но нам, наверное, не хватает гражданской ответственности, нам, тем кого пока не избили, не оговорили, не унизили...

СПРАВКА IzRus

Адвокат Игорь Глидер, специализирующийся, в частности, на защите граждан от полицейского произвола, составитель ряда отчетов, представленных в Минюст и министерство внутренней безопасности. 

Персональный сайт

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение