Безумству храбрых: бодался репатриант с верховным судьей

18.12.2016 13:30  Давид Годовский
Израиль еще очень молодое государство. Многое еще не устоялось. Многое надергано из других стран. Мешанина законов, когда действуют и турецкие, и английские, и новые израильские. Отсутствие Конституции. Вместе с тем, и желание найти свой путь, сделать по-своему...
Иллюстрация портала IzRus
 
Увеличить шрифт A A A
Израиль еще очень молодое государство. Многое еще не устоялось. Многое надергано из других стран. Мешанина законов, когда действуют и турецкие, и английские, и новые израильские. Отсутствие Конституции. Вместе с тем, и желание найти свой путь, сделать по-своему.

Только вот это по-своему иногда приводит к возникновению уродцев, превратившихся в священных коров. Такой священной коровой стала судебная система страны. Во главе этой системы, как во главе пирамиды стоит Верховный суд. Превращению судебной власти в закоснелую и ретроградную, в немалой степени способствовала весьма странная и однобокая система выбора и назначения судей. Как в сам Верховный суд, так и в суды всех инстанций, и всех категорий.

Назначением судей в Государстве Израиль занимается специальная комиссия. Она отбирает кандидатов и утверждает их. Кандидатами на продвижение обычно являются судьи низших инстанций, а также адвокаты и юристы. Комиссия состоит из 9 человек, из которых 3-е – судьи Верховного суда во главе с председателем. Которым, кстати, является старейший судья, а не лучший. Эта тройка при утверждении новых судей всегда голосует единогласно. Еще в комиссию входя 2 представителя адвокатской коллегии. Как голосуют адвокаты, которым завтра надо выступать перед этими судьями, думаю понятно каждому. Остальные 4 члена комиссии – это два министра и два депутата Кнессета. Министр юстиции, желающий сохранить хорошие отношения с председателем Верховного суда голосует тоже в русле "судебной политики". Два представителя Кнессета представляют коалицию и оппозицию, поэтому их мнение вряд ли когда совпадает. Поэтому еще не было случая, чтобы судьей был избран, или продвинут по карьерной лестнице не кандидат Верховного суда.

Так Верховный суд, и вся судебная пирамида превратились в касту. При этом, надо отметить, что собственно представители общественности в этой комиссии, те самые депутаты Кнессета, единственные, избранные прямым и всеобщим голосованием, изначально находятся в комиссии в неравном положении. Депутаты далеко не всегда являются юристами, и придя на комиссию и получив резюме кандидата, во время обсуждения, даже если кандидат присутствует, далеко не всегда могут разобраться во взглядах кандидата, чтобы решить, подходит ли он на должность судьи. А ведь речь идет о тех, кто потом будет определять наши судьбы, будь то в суде по семейным делам, по дорожным происшествиям, или рабочим вопросам.

Сразу спешу предупредит истерические крики псевдолибералов и диванных борцов за демократию. Когда я говорю о том, что члены комиссии не могут ознакомится со взглядами кандидатов в судьи, я отнюдь не имею в виду политические взгляды.

Давайте посмотрим, как это происходит, например, в США. Не вдаваясь в подробности системы назначения судей, скажу только, что там и судей Верховного суда, и федеральных судей всегда ждут Сенатские слушания. Неограниченные во времени. На которых выясняется все про кандидата. И если не его политические воззрения и предпочтения, то, как минимум, не замешан ли кандидат в антиамериканской деятельности. Каковы его взгляды на главные юридические вопросы. Не шовинист ли он, и не сексист ли он. Почему? А разве кто-то хочет, чтобы в семейных вопросах судья потом принимал сторону исключительно мужчин. И еще многое.

В Израиле те, кого мы делегировали посредством всеобщих выборов, в комиссию по назначению судей лишены подобных возможностей.

И против этого восстал депутат Кнессета Роберт Илатов из партии "Наш дом Израиль". Вообще его членство в этой комиссии – это уже прорыв "стеклянного потолка". Репатриант большой алии вошедший на равных в закрытый "клуб". И его присутствие там уже позволило кандидатам-репатриантам также пробить этот "стеклянный потолок". И в Израиле появились судьи из алии 90-х.

Но Роберт пошел еще дальше. И на заседании комиссии поднял вопрос о праве членов комиссии проводить предварительные встречи с кандидатами, чтобы не голосовать вслепую. Председатель Верховного суда, грудью защищающая косность всей системы, тут же набросилась на Роберта, посмевшего покуситься на святая святых. Главным в ее системе защиты стал жупел опасности "политизации". Дескать, если член комиссии встретится с кандидатом, он может ненароком узнать о его политических взглядах и может голосовать против.
Я уже писал, что наши представители в комиссии, такие, как Роберт Илатов, изначально поставлены в неравные условия. И об этом, во время разгоревшегося спора заметила председателю Верховного суда министр юстиции Айелет Шакед. По ее словам, члены комиссии – судьи и адвокаты, да имеют возможность встречаться с кандидатами. Депутаты же Кнессета этого лишены. Как, не будучи юристами, они лишены и возможности изучить приговоры, вынесенные судьей-кандидатом в суде низшей инстанции.

Скандал разгорелся нешуточный. Особенно после того, как протоколы "закрытого" заседания "слили" в прессу. Но нет худа без добра. В результате Роберт Илатов уже добился частичной победы. Под его, прессы, и общественности, давлением, председатель Верховного суда согласилась предоставлять членам комиссии отчеты подкомиссии, оценивающей юридическую деятельность судей – кандидатов на повышение. Так члены комиссии смогут хотя бы получить оценочный документ, который поможет решить, подходит ли кандидат или нет.

И может быть, мы дойдем, благодаря Роберту Илатову и партии НДИ, и до того, что лояльность государству Израиль также станет важным критерием при назначении судей.
СПРАВКА IzRus

Давид Годовский - общественный деятель

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение