Ставка на ксенофобию: зачем Кахлону риторика ШАСа?

 
24.05.2016 14:18  Александр Коган
Выступив по поводу пенсионной реформы, министр финансов Моше Кахлон сделал очевидную ставку на ксенофобию в среде потенциальных избирателей. И открытый "наезд" на тех, кто старается помочь старикам-репатриантам, которые, в отличие от его папы, "не откладывали лиру к лире".
Моше Кахлон (фото пресс-службы)
 
Увеличить шрифт A A A
Вызвавшие волну критики в соцсетях вчерашние выступления Моше Кахлона, достаточно понятный "наезд" на тех, кто продвигает "секторальную" тему пенсий для стариков-репатриантов, к сожалению, являются "легитимным" инструментом в борьбе за голоса на политической арене. Упоминание в ходе выступления на втором канале своего папы, который "откладывал лиру к лире", чтобы накопить себе денег на старость (не брата же Коби, подозреваемого в коррупции, ему упоминать), это явный намек определенному электорату, который теряющий популярность глава "Кулану" хочет расшевелить. И ожидает что подобный "антирусский" демарш принесет ему дивиденды.

Во-первых, нужно понять, чем вызван подобный поступок. Кахлону крайне невыгодно присоединение к коалиции НДИ, так как он становится левым "крайнефланговым" в правительстве. Приход Герцога в правительство сделал бы Кахлона коалиционным центристом, позволив пиариться за счет обеих сторон. Ранее он не раз выступал с очень резкими правыми высказываниями, был близок к правому крылу "Ликуда", но сегодня в этой нише слишком много партий и политиков.

Есть две группы избирателей, которые голосовали за "Кулану": бывшие "ликудники" и левоцентристы. С приходом Либермана в коалицию, она становится у второй группы нелегитимной, что ударит по шансам Кахлона – голоса массово уйдут к "Еш атид" и Яиру Лапиду. Именно ради этой группы избирателей он периодически высказывает свою поддержку, например, Верховному суду, защищая его от критики справа.

Именно поэтому Кахлон не подходит к вопросу переговоров о пенсионной реформе с позиции "кровь из носа надо договориться". Срыв соглашения сыграет ему на руку, так как откроет лазейку для повторной попытки создать правительство национального единства. А объяснить срыв он сможет "заботой о деньгах и справедливости", сыграв, как и было сказано выше, на достаточно низменных чувствах еще одной группы населения.

Речь идет о выходцах из стран Востока, нерелигиозных сефардах, чье отношение к русскоязычным репатриантам, скажем так, не всегда положительное. Можно добавить, что оно мало отличается и от мнения религиозных сефардов, которых перед каждыми выборами мобилизует партия ШАС кампейнами в духе "Кохавит (звездочка) гиюр", легитимизировавшая секторальные наезды на репатриантов.

Кахлон, напоминая про своего отца, пытается позиционировать себя в качестве их лидера, защитника их интересов на фоне попыток "чужого" Либермана перенаправить бюджет на "понаехавших" репатриантов. Естественно, это обставляется как борьба с дискриминацией, а способ подачи должен привлечь относительно молодых сефардов-центристов, которым важны социальные вопросы.

Насколько ему это поможет в случае срыва соглашения с НДИ, или развала коалиции, которое может инициировать Нафтали Беннет, неизвестно, но это единственный способ сегодня громко напомнить о себе. Ведь после реформы рынка сотовой связи, проекта, унаследованного у Ариэля Атиаса из ШАС, и ставшего основой для успеха "Кулану" на выборах, Кахлону особо представить избирателю нечего.

Интересно отметить, что ранее выделение миллиардов шекелей различным другим группам населения, включая выходцев из Эфиопии, ультраортодоксов и арабов, которым обещали 15 млрд шекелей, подобного рода реакции у главы Минфина не вызывали. Возможно, просто обстоятельства были другими, а возможно он просто считает, что отношение его потенциальных избирателей к этим группам населения лучше, чем к репатриантам из бывшего СССР.

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение