Бомба (не)замедленного действия

 
14.01.2016 18:35  Владимир Белиак
Социально-экономическая реальность в нашей стране полна примеров недоработок и провалов властей, но один из самых вопиющих из них - проблема пенсий новых репатриантов. Существует ряд причин, по которым власть имущим будет сложно продолжать самоустраняться от решения вопроса.
Иллюстрация IzRus
 
Увеличить шрифт A A A
Социально-экономическая реальность в нашей стране полна примеров недоработок и провалов властей, но, пожалуй, один из самых вопиющих из них - проблема пенсий новых репатриантов. Время от времени мы являемся свидетелями обсуждения данной темы в СМИ, но уже сегодня существует ряд причин, по которым власть имущим будет сложно продолжать самоустраняться от решения вопроса.

Около 1.1 миллиона человек репатриировались в Израиль, начиная с 1990 года, из них более 250 тысяч - репатрианты в возрасте 40-64 лет. Вполне естественно, что новые граждане, репатриировавшиеся в зрелом возрасте, не успели наработать достаточный стаж, и как следствие – пенсионное пособие, которое бы обеспечило им достойную жизнь после выхода на пенсию. Большинство из них прошли успешную абсорбцию, нашли свое место на рынке труда (хотя нередко через пресловутые фирмы по трудоустройству), но до 2008 года, когда был принят закон об обязательных пенсионных отчислениях, не имели пенсионных программ.

В ближайшие несколько лет не менее 200,000 человек из этой группы репатриантов достигнут пенсионного возраста, их месячный доход упадет на 50-60%, что сделает иx частью печальной статистики израильтян, живущих за чертой бедности.

"Группа риска"

По данным Центрального бюро Израиля по статистике, до принятия в 2008 закона об обязательных пенсионных отчислениях, только 38% репатриантов имели пенсионные программы (по сравнению с 63% в среде граждан, родившиxся в Израиле), только 2% репатриантов имели бюджетную пенсию.
Нет сомнений, что речь идет об специфической группе населения. Только 50% выходцев из бывшего СССР смогли приобрести собственное жилье (88% в среде выходцев из Эфиопии, 70% в среднем по стране). Таким образом, и на пенсии, в условиях резкого падения доходов, русскоязычные репатрианты продолжают платить немалые деньги за съем квартиры.

Кто заинтересован в обязательной пенсии?

Проведенные исследования показывают, что во многих случаях обязательные пенсионные отчисления только ухудшают финансовое положение людей с низкими доходами, составляющих сегодня около трети населения страны. И это по сравнению с их положением до принятия в 2008 году соответствующего закона. Причина в том, что обязательная пенсия в данных слоях населения заменяет пособие по обеспечению прожиточного минимума. То есть вместо того, чтобы получать пособие от Института по социальному страхованию, они получают иногда более низкую пенсию, на основании собственных отчислений.

Более того, в данной ситуации они лишаются льгот, полагающихся в случае получения пособия по обеспечению прожиточного минимума, включая льготы на городские налоги, свет, телефон, лекарства и т.д. Фактические, им выгоднее не работать, а просто ждать получения пособия по старости и пособия по обеспечению прожиточного минимума.

"Вам 45 лет? Не торопитесь с репатриацией".

С 1996 года русскоязычные репатрианты имеют своих представителей в кнессете, но за два прошедших десятилетия проблема пенсионного обеспечения так не стала предметом серьезного обсуждения в правительстве.

Еще в 2009 году Зеэв Элькин, тогда еще рядовой депутат, заявил на заседании комиссии кнессета по репатриации и абсорбции: "Это абсурд, что мы убеждаем потенциальных репатриантов в возрасте 45 лет не торопиться с приездом и подождать пенсионного возраста. Необходимо сделать все, чтобы решить проблему репатриантов данной возрастной группы, в рамках программ обязательного пенсионного страхования". Но дальше слов дело не пошло.

С тех пор на стол председателя кнессета несколько проектов законодательных актов по данной проблеме, но все они были похоронены на ранних стадиях законодательного процесса. В течение многих лет протестные голоса в основном раздавались со стороны общественных организаций, объединявших пожилых репатриантов, таких как "Хазит ха-кавод" и других. Но в течение последнего года на первые роли вышли представители так называемого "полуторного поколения". Те самые русскоязычные израильтяне, которые выросли и получили образование в Израиле, и сегодня понимают, что значительная часть их доходов пойдет на содержание их беднеющих родителей, в то время как государство не собирается им в этом помогать. По данным центра исследований и информации кнессета, не менее 26% русскоязычных пенсионеров получают ежемесячную финансовую поддержку от своих детей, по сравнению с 15% пенсионеров среди "коренных" израильтян.

Среди лидеров протеста выделяются доктор наук Элина Бардач-Ялов и директор Института изучения русского Израиля Александр Голденштейн, предпринимающие немало усилий, дабы держать тему пенсий на повестке дня, через СМИ и социальные сети. На сегодня протест носит неполитический характер, но вряд ли кто-то может пообещать, что ситуация не изменится уже в ближайшие месяцы.
Вопрос политической воли

Если наше государство, декларирующее поддержку репатриации и репатриантов как одну из своих заглавных приоритетов, не собирается бросать 200,000 своих граждан на произвол судьбы, ему придется так или иначе найти решение проблемы пенсий репатриантов. И не путем отдельных подачек, а через комплексную программу, которая должна содержать три основных позиции:
1. Специальное пособие для репатриантов, приехавших в Израиль в зрелом возрасте, после 37-40 лет, как "компенсация" за недостаточный трудовой стаж в стране,
2. Льготы, полагающиеся получателям пособия по обеспечению прожиточного минимума - для репатриантов, получающих низкую пенсию,
3. Льготы по подоходному налогу (некудат зикуй) детям, экономически поддерживающим своих родителей, приехавших в Израиле в зрелом возрасте.

По подсчетам экономистов, данная программа будет стоить государственному бюджету около 1.4-1.8 миллиардов шекелей в год. Немалые по израильским меркам деньги. С другой стороны, совсем недавно министерство финансов с легкостью изыскало 7.5 миллиардов шекелей на повышение зарплат в общественном секторе, а стоимость коалиционных соглашений только на 2016 год превысила 8 миллиардов шекелей. Так что деньги в бюджете есть, а значит решение пенсионной проблемы новых репатриантов это всего лишь вопрос политического решения. Или политической воли.
СПРАВКА IzRus

 Владимир Белиак, аудитор, советник по малому и среднему бизнесу, специалист по бюджетному планированию.

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение