Нужна ли Израилю ''русская синагога''?

09.12.2015 18:40  Илья Розенфельд
Когда светлой памяти Марина Солодкина сказала, что Израилю нужны русские синагоги, в интернете пошли шуточки: конечно нужны, только если раввин будет православным. Но есть проблемы, от которых отшутиться сложно…
Фото: Давид Эйдельман
 
Увеличить шрифт A A A
Когда в 2008 году светлой памяти Марина Солодкина при обсуждении темы гиюра сказала, что Израилю нужны русские синагоги, а, может быть, и русский главный раввин, в зале это вызвало смех, а при обсуждении в интернете – шуточки: конечно нужны, но только при условии, что главный раввин будет православным.

Однако есть проблемы, от которых отшутиться сложно. Одна из особенностей русскоязычной общины Израиля – это её феноменальное и непредставимое для других секторов отношение к еврейской религии. С одной стороны, по официальным данным, это чуть ли не смешанная и самая проблематичная часть еврейского общества в Израиле. Крики о том, что каждый третий представитель большой алии – нееврей, звучали в Израиле с начала 90-х годов.

Статистику пытались оспорить. Говорилось, что репатриантов предыдущих волн проверяли не так строго. Пытались доказывать, что Рабинович по отцу – не в меньшей степени носитель еврейского самосознания, чем Катя Иванова, которая Шапира по матери. Но, факт остаётся фактом: русскоязычные евреи последней волны репатриации под сомнением у религиозного истеблишмента, а религиозные структуры Израиля не пользуются уважением у большинства русскоязычных граждан страны.

Кроме того, русскоязычная община, которая чаще всего голосует за правых, при этом является единственным электоратом национально-религиозного лагеря, настроенным антирелигиозно.

И, наконец, русскоязычная община склонна к наибольшей радикализации в вопросе религии. Часть общины бросается в наиболее крутую ортодоксию, большая часть уходит в воинственный антиклерикализм, при этом нормальный традиционализм "light-религиозность", то, что называется на иврите "масорати", на русской улице практически отсутствует. Склонность к крайностям и в этом вопросе, как и во многих прочих, вызвана, прежде всего, отсутствием религиозной культуры и политической культуры цивилизованного отношения к религии.

На днях в Кнессете состоялась встреча инициативной группы, которая пробивает создание "русской синагоги" в иерусалимском районе Рамот, с разными политиками, у которых просили помощи в получении разрешения на постройку синагоги. Руководитель этой группы раввин Элиягу Гладштейн родился в Одессе. Учился в Израиле, Канаде, США в ешивах и колелях, причём, как хасидского, так и литовского направления. Он получил смиху от председателя раввинского совета города Торонто раввина Давида Шохата. При этом он также является доктором клинической психологии, практикующим психологом, признанным и в Израиле и в Америке.

В беседе с руководителем "Сионистского лагеря" Ицхаком Герцогом Гладштейн сказал: "Мы создаём не только духовный, культурный и общинный центр в виде религиозного учреждения. Мы пытаемся заполнить зияющую пустоту, существующую на русской улице". Герцог в ответ сказал, что он считает такого рода деятельность необходимой: "Я внук Главного раввина Израиля. Я человек, выросший в семье, где чтили традиционные еврейские ценности. Цивилизация и религия не противоречат друг другу. К сожалению, глядя на такого, как ты, Элиягу, люди видят только чёрную кипу и пейсы. Им трудно представить, что хорошее знание еврейской традиции совместимо с современными знаниями и востребованной на рынке профессией. Особенно остро эта проблема стоит в русскоговорящей общине".

Мы прибыли в Израиль из страны, где еврейская религия, иудейская самоидентификация, традиции – были под запретом. За последние 25 лет мы уже испробовали всё, бросания в самые разные крайности. Может быть, после этого стоит попробовать и обычные цивилизованные методы. Если есть йеменская синагога или синагога для выходцев из Британии, то почему не может быть и "русской" синагоги? И в этом отношении, как и многие другие вещи, о которых раньше говорила Марина Солодкина, и которые вызывали смех, сегодня представляются актуальными потому, что мы до них доросли.

Ведь синагога – это не церковь и не мечеть, еврейский "бейт-а-кнессет" - это Дом собрания (в дословном переводе). Синагога – это культурный, общинный и духовный центр.



СПРАВКА IzRus

Илья Розенфельд - политолог.

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение