Спокойно, ''русские'' выживут и без дипломов

Сейчас я, может быть, разозлю многих, уж не обессудьте. Я про то, что "русские" молодые ребята уже не имеют того же процента дипломов, что и поколение их родителей (ужас-ужас, типа).
Иллюстрация IzRus
 
Увеличить шрифт A A A
Сейчас я, может быть, разозлю многих, уж не обессудьте. Я про то, что "русские" молодые ребята уже не имеют того же процента дипломов, что и поколение их родителей (ужас-ужас, типа). Депутаты бьют в набат, созывают какие-то совещания, но на то они и депутаты, чтобы шуметь и ворон пугать.

Я как-то писал, что "русские евреи" отличаются от евреев других стран/материков тем, что на "генетическом уровне" у нас выработалось умение выживать. Постоянные репрессии, погромы, жизнь среди махровых антисемитов и под сенью "пятой графы" – все это сделало наш ум более гибким, а нас самих - более стойкими. Условно говоря, в будущем мы изобретем нуль-транспортировку и боевые лазеры, но если вдруг на мир обрушится техногенная катастрофа – построим хорошие шалаши, найдем способ добывать руду и будем жить, как двадцать веков назад. Будет нелегко, но мы это сделаем, такие уж мы. Другие вымрут, а мы сдюжим.

В Союзе мы оперировали глобальными категориями – масштабами империи, континента, а порой и всей планеты. Поэтому "русские евреи" преобладали среди социалистов-теоретиков, были идеологами основных течений сионизма, продвигали массу глобальных проектов. Воссоздание еврейской государственности, возрождение иврита в качестве общенационального языка, образование всероссийской организации еврейской самообороны, учреждение Всемирного еврейского конгресса, подготовка всемирной "перманентной революции" рабочих (начиная с России и Германии), создание Красной армии, проведение интенсивной индустриализации аграрной России – все это не без нас, как ни крути.

В Союзе, где нам приходилось знать на десять, чтобы ответить на пять, "русские евреи" лидировали повсюду – от физики и математики, до музыки и шахмат. Талантливый музыкант и ведущий эксперт по истории искусств были столь же востребованы, как врачи и инженеры. Израиль даром получил массу высококвалифицированных специалистов технических профессий и ученых; одних только инженеров среди репатриантов Большой алии насчитывалось около 100 тыс. А также "не слишком нужных" музыкантов и писателей, искусствоведов и журналистов, кабинетных ученых и психологов. Многим пришлось начать с нуля, но выжили практически все.

Мы, приехавшие детьми, помним, как это было: у дедушек и бабушек не было квартир, которые они могли нам завещать, у родителей не было старых друзей и сослуживцев, ставших генералами, судьями или ректорами университетов. Не было связей, почти не было помощи, не было любимого израильтянами "витамина Пи" – протекции. Все пришлось самим.

На учебу "для души" или "общего развития" не было ни возможности, ни, подчас, желания. Получить степень бакалавра, иметь на руках первую степень по социологии, психологии или философии – все это мы могли и можем. Вопрос, зачем? Что с ней делать? В Израиле 21-го века первую степень получить может практически каждый, и ее ценность более чем сомнительна. Найти работу по профессии невозможно: кто трудоустроит обладателя диплома бакалавра, изучавшего, скажем, историю евреев Северной Африки? Ему прямая дорога в ближайший торговый центр жарить гамбургеры в "Макдональдсе" или продавать одежду в "Кастро".

Поэтому многие "русские" ребята решили не заморачиваться, не тратить годы (и десятки тысяч шекелей) на университеты. Им надо было выживать, строить будущее с нуля, поднимать семью. И они выбрали свой путь. Так, младший инженер (официально он не имеет академической степени), работающий в сфере QA, зарабатывает 12-18 тыс. шекелей в месяц. На стройке можно зарабатывать те же суммы, как и продавцом в компьютерном магазине. Можно работать фрезеровщиком или токарем на заводе, выучиться там программированию, и получать куда больше, чем сверстники со второй степенью по политологии.

Разумеется, каждая еврейская – и не только – мама, хочет, чтобы у нее сын был врачом или адвокатом, чтобы на стене висели дипломы в рамках. Вот только врачом в Израиле стать сложно, адвокатов у нас больше в процентном отношении, чем в какой-либо стране мира (и, поэтому, с работой очень сложно, особенно без связей и знакомств), их дипломы обесценились. Маме, выросшей в СССР, зачастую сложно понять специфику местного рынка, тем более такого маленького и шизанутого, как в Израиле. Но дети, в большинстве своем, все поняли. И, слава Богу, устраиваются.

К сожалению, "заботы" политиков и веяния моды убили в стране профессионально-техническое образование. Обмотчиков электрических моторов или фрезеровщиков у нас уже почти нет, зато гуманитариев, веривших, что после трех лет дуракаваляния в колледже у них будет хорошая работа – хоть пруд пруди. Репатриант из б.СССР, не считающий, что университет это для него, пойдет на стройку, или устроится водителем грузовика, а не будет стараться любой ценой получить В. А. по менеджменту, чтобы потом с тоской смотреть на никому не нужный диплом, рассылая пачками свои резюме. Как ни странно, но не все должны иметь академические дипломы, можно стать сантехником, и жить припеваючи.

Так что не надо пугаться. Глупые статьи в глупых газетах, пугающие нас тем, что наша молодежь, дескать, имеет меньше дипломов, чем поколение родителей, оставьте для глупых потребителей. И пусть шумят парламентарии и некоторые (совсем, к счастью, немногие) представители алии, желающие поучать нас, взявшие на себя смелость и наглость говорить от имени миллиона репатриантов. Мы не утонем, такой уж у нас "генетический код". Мы пробьемся, с дипломами - и без. Я пока что не видел доказательств тому, что человек без диплома хуже безработного бакалавра болтологии.

Страница Концепции "Русского Израиля" в Facebook
СПРАВКА IzRus

Александр Гольденштейн - специалист в сфере управленческого и стратегического консалтинга, координатор Инициативной группы, выдвинувшей Концепцию "Русского Израиля".

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение