Протест и политики

 
04.11.2015 17:55  Илья Розенфельд
Я считаю, что можно сотрудничать с политиками и их партиями или давить на них, можно предлагать им решения или поддерживать их программы, можно пугать или дружить... но лидеры социального протеста обязаны взаимодействовать с ними, если хотят чего-то добиться.
 
Увеличить шрифт A A A
12 ноября в 18.00 на площади Габима в Тель-Авиве состоится митинг протеста против надвигающейся пенсионной катастрофы, которая может ударить по огромному количеству выходцев с территорий бывшего СССР. Людей, которые проработали в Израиле много лет, но не накопили себе пенсию.
Я внимательно слежу за публикациями в Facebook инициаторов акции, которые призывают выступить в защиту старшего поколения репатриантов, оставшихся "на обочине жизни в старости".

Исходя из того, что цель мероприятия - заставить правительство обратить внимание на нарастающую пенсионную катастрофу, мне бы хотелось проанализировать один аспект: взаимосвязь общественной деятельности и политики в чистом виде. Что представляет собой группа, готовящая эту демонстрацию? Некоторое время назад, на страницах Facebook организовалось сообщество, основу которого составили люди, на себе испытавшие тяготы пенсионерской жизни в Израиле. Постепенно эта группа обросла участниками, в том числе и достаточно молодыми. В процессе формулирования требований, организаторами были выбраны две темы, которые наиболее остро влияют на жизнь и быт репатриантов старшего поколения. Это проблема пенсий и проблема жилья.

На наших глазах группа развивается, испытывая болезни роста, которые мы видим, поскольку все проблемы обсуждаются в социальных сетях. На нынешнем этапе актуальными становятся вопросы взаимодействия с политикой. Любой социальный протест, чтобы добиться чего-либо, должен стремиться к достижению политических результатов. Но нельзя позволить какой-либо партии приватизировать и подмять под себя протест.

Ситуация такова: с одной стороны некоторые ретивые активисты НДИ говорят инициаторам протеста: сидите по домам, когда время придет, выходите и голосуйте, а все проблемы решат за вас. Инициаторы протеста отвечают: мы бы с радостью на них понадеялись, но через 26 лет Большой алии мы вынуждены выйти с акцией протеста, поскольку партия не решила все наши проблемы.

Параллельно, с другой стороны, организаторы протеста постоянно сталкиваются с обвинениями, что защита интересов общины на руку… партии НДИ. Даже многие участники группы говорят: "С одной стороны светит спасение от нищеты теперешних и будущих стариков, а с другой стороны Либерман опять будет на коне". И для того, чтобы Либерман не был на коне, нам предлагают отказаться от спасения стариков от нищеты?!

Постоянной темой споров среди лидеров протеста являются отношения к конкретным политикам и к политикам вообще. Одни говорят: давайте мы пойдем за партией Икс, другие — требуют отказаться от любого сотрудничества с любыми политиками. Наконец, еще один камень преткновения: это заявление, что борьбу против пенсионной катастрофы нужно прекратить, а бросить все силы на создание "новой русской партии", которая заменит НДИ. А, мол, гипотетическая партия, которая будучи создана молодыми да рьяными, когда она возникнет и пройдет в Кнессет, тут же сможет устранить все несправедливости.

Попытка выяснить реальное количество мандатов, которое могла бы получить такая секторальная партия в условиях борьбы с другой секторальной партией и разбежавшимися "русскими" депутатами, обычно немедленно приводит к объявлению: "Вы ничего не понимаете", "мешаете делать главное", "в очередной раз доказывает, что работаете на того самого страшно лютого политика, о котором запрещено упоминать" и прочее.

Наиболее нелепыми представляются политические обвинения "международного масштаба". Одни обвиняют участников инициативной группы в попытке устроить государственный переворот при помощи очередного "Майдана Незалежности", другие, еще более "глобально мыслящие" утверждают, что далеко не случайно инициаторы акции протеста собираются проводить свой митинг именно в момент, когда российская авиация бомбит позиции Исламского государства в Сирии. Видимо, в данном случае, борьба за наших стариков приравнивается к бомбардировкам...

Какова должна быть связь социального протеста с политической деятельностью? Для меня ответ очевиден. Если политик хочет помочь лидерам протеста, если политик ставит те же цели, что и они, то организаторы акции должны быть рады сотрудничеству. Если партия или депутат хотят возглавить их, то они должны вежливо сказать "Извините! Не пойдет". На месте инициаторов протеста я бы заявил: "Если в программе вашей партии (все равно, реальной или гипотетической) на важных местах стоят вопросы борьбы за достойную старость выходцев с территории бывшего СССР и борьба за доступное жилье — давайте сотрудничать. Давайте бороться вместе! Если вы благодаря достижению наших общих целей получите дополнительный электоральный капитал — пусть вам это будет на пользу. А вот если вы хотите подменять борьбу за пенсии и жилье партийными играми — идите лесом.

Мы не можем позволить ни одному политику, ни одной партии возглавить нашу борьбу за пенсии и жилье. Не можем хотя бы потому, что стоит, допустим, русскоязычным активистам МЕРЕЦ приватизировать эти темы, как от них откажутся все остальные политические силы". Если о демонстрации скажут, что это мероприятие сторонников Либермана или поклонников Светловой, или фанатов Лапида, или соратников Кахлона... то это оттолкнет всех остальных. Однако нельзя и отказываться от сотрудничества с политиками, поскольку социальный протест только тогда достигнет результатов, когда выльется в политические решения. Политические решения — это решения, которые касаются бюджетов, государственных программ, социально-экономического курса. И эти решения, хотим мы того или не хотим, принимаются политиками.

Я считаю, что можно сотрудничать с политиками и их партиями или давить на них, можно предлагать им решения или поддерживать их программы, можно пугать или дружить... но лидеры социального протеста обязаны взаимодействовать с ними, если хотят чего-то добиться. Американцы говорят, что все осуждают политиков и проституток, но есть проблемы, с которыми можно идти только к ним.
СПРАВКА IzRus

 Илья Розенфельд - политолог.

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение