Требуются правые социалисты

30.10.2015 01:05  Давид Эйдельман
Требование сегодняшнего политического момента в разных странах: появление правых озабоченных социально-экономическими проблемами своего электората. Требуются новые политические конструкты, готовые совмещать ястребиную внешнюю адженду с ультрасоциальной внутренней.
Выборы в Польше (фото JANEK SKARZYNSKI / AFP)
 
Увеличить шрифт A A A
Прошли выборы в Сейм в Польше. В нижнюю палату парламента страны прошли представители пяти политических объединений. Левых среди них нет. Впервые за четверть века, 25 пост-социалистических лет в парламент не прошло ни одной левой партии. Почему не прошли? Они объединились в блок. А в Польше проходной барьер для партии 5%, а для блока 8%. Левые же пошли предвыборным блоком — объединением различных партий, как рыцари - "свиньей", чтоб наверняка пробиться. Но коалиции "Объединенные левые" не хватило для прохождения в национальный парламент нескольких десятых долей процента.

Польских левых мне не жалко. Есть "детская болезнь левизны" о которой писал Владимир Ильич Ленин. И есть болезнь левизны старческая. Многие ее отличительные особенности в Израиле демонстрирует партия Авода, а иногда и МЕРЕЦ. Особенностью старческой болезни левизны является желание занимать левую нишу без желания чего-то менять. Это желание получать остаточные голоса. Если детская болезнь левизны строится на лозунге "никаких компромиссов", то старческая это сплошной компромисс и призыв к компромиссу. Прежде всего к соглашательству между своими. Как-будто для избирателя или государственных целей самое главное, чтоб левые функционеры различных мастей договорились друг с другом. В блок вошли левые всех оттенков: от функционеров брежневских времен до объединений выходцев из арабских стран, проживающих в Польше.

Поскольку цели у них разные, программы тоже не похожи друг на друга, то подгоняя составные под общую платформу, они сточили друг другу зубы. В мае этого года я встречался в Одессе с представителями коалиции "Объединенных левых" лидером Партии регионов Польши Болеславом Борисюком и заместителем председателя партии "Смена" Набилем Малази (сирийцем, проживающим в Польше). Из разговора с ними я понял, что эффективное выстраивание стратегии в этой коалиции невозможно. Любое предложение необходимо будет утрясти на множестве координационных совещаний, где все части коалиции попытаются повлиять, уточнить, наложить вето, внести свое. Поэтому ничего стоящего, острого или яркого от левого блока исходить не могло.

Гуру израильских предвыборных стратегий Моти Морель объяснял еще лет двадцать назад, что израильскому пиарщику легче работать с правыми партиями, где все утверждать надо только с лидером, которому делегированы полномочия, а не в ходе бесконечных координационных совещаний, где каждый участник хочет внести свою интеллектуальную лепту.

Детские болезни левизны можно отличить от старческих, в том числе, и по яркости и креативности копирайта. Вспомните пропагандистскую продукцию МЕРЕЦ начала девяностых годов... И сравните ее с нынешним унынием.
На фото автор с представителями коалиции "Объединенных левых" лидером Партии регионов Польши Болеславом Борисюком и заместителем председателя партии "Смена" Набилем Малази

Объединившиеся в левый блок считали, что хотя бы руководители партий, которые вошли в него — пройдут. А много большего им и не надо было. Промахнулись они! Как видно по результатам.

Но... зачем нужны левые, если полный суповой набор радикальных левых предвыборных обещаний дает ультраправая, националистическая и даже национально-религиозная партия (ее поддерживает Костел) Качинского "Право и справедливость"? Она настолько удачно выступила на выборах, что впервые за весь посткоммунистический период в Польше будет создано однопартийное правительство, которое будет править без коалиционных партнеров. Именно поражение коалиции "Объединенных левых" обеспечило безусловную победу "Права и справедливости". Она позиционирует себя как партия европоцентризма, обещает охладить бюрократию Брюсселя, отличается национализмом и ксенофобией, требует ужесточить правила приема беженцев.

"Право и справедливость" транслирует неприязнь в отношении России и Германии. Она требует от Украины принять польскую версию истории второй мировой войны во всем, что касается Волынской резни, ОУН и УПА. В отличие от не очень умных "жидобандеровцев", которые готовы из-за ненависти к Путину простить украинским националистам возвеличивание соучастников Холокоста, партия "Право и справедливость" требует признать украинских прислужников нацистов, которые участвовали в геноциде поляков, не героями, а кровавыми преступниками.

"Право и справедливость" - это ястребы, с конфронтационной риторикой, воинственными заявлениями, требованием усиления НАТО, в качестве противовеса возможной угрозе с российской стороны. Это клерикалы, которые добиваются запрета абортов и искусственного оплодотворения. По выражению The Guardian, воскресное голосование "завершило поворот Польши вправо".

Но "Право и справедливость" вышла с гораздо более левой экономической программой, чем коалиции "Объединенных левых". Они были более левыми во всем, что касается льгот и социальных пособий. Они обещают снижения возраста выхода на пенсию с 67 до 65. Они обещают увеличения пенсий (хотя и сегодня в польских селах есть пословица, что иметь пенсионера в семье выгоднее, чем корову). Они с гораздо более левых позиций подходили к налогообложению, требуя понижения налогов для малого бизнеса и повышение для крупных предприятий (прежде всего: иностранных фирм).
Бизнес уже выражает озабоченность по поводу этих планов, оцененных в миллиарды долларов. Но никто не ожидает никакого краха экономики, поскольку у Польши хороший запас прочности. Польша уже много лет, даже во времена мирового финансового кризиса ходит в отличниках по данным МВФ и прочих подобных структур. "Право и справедливость" считает, что отличные экономические показатели должны радовать не только биржевых игроков. Население тоже должно получить причитающееся от польского экономического бума.

Американский мыслитель ливанского происхождения Насим Николас Талеб в книге "Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости", которая является одним из главных интеллектуальных бестселлеров последнего десятилетия, писал, что типичный суповой набор правых и левых является достаточно произвольным. "В следующий раз, когда прилетят марсиане, попробуйте объяснить им, почему сторонники уничтожения плода в материнской утробе вместе с тем являются противниками смертной казни. Или почему принято считать, что защитники абортов выступают за повышение налогов, но против сильной армии. Почему поборники сексуальной свободы обязательно должны быть врагами индивидуальной экономической свободы?".

Талеб справедливо указывает, что сегодняшний альянс между христианскими фундаменталистами и израильским лобби в США - вызвал бы шоковое удивление у образованного человека XIX столетия: христиане были антисемитами, а мусульмане — защитниками евреев, которых они предпочитали христианам. И так можно продолжать по поводу совмещения позиций, трудно объяснимых идеологических пар и прочего.

Но главное, четко осознавать, что все эти идеологические комбинации — достаточно произвольные, а значит - могут быть и совсем другими. Например, электорат, который требует ужесточить правила приема беженцев в Польше - скорее относится к социальным случаям, чем электорат, который согласен помочь сирийским беженцам.

В Израиле тоже социально слабые круги голосуют за национально-религиозный лагерь. А лидером израильских социал-демократов является предельно элитарный потомственный аристократ с фамилией Герцог.

Требование сегодняшнего политического момента в разных странах: появление правых озабоченных социально-экономическими проблемами своего электората. Требуются новые политические конструкты, готовые совмещать ястребиную внешнюю адженду с ультрасоциальной внутренней. Этим объясняется успех Моше Кахлона, который в "Ликуде" входил в группу "бунтовщиков" против одностороннего отделения с Газой, занимал вместе с Узи Ландау крайне правую позицию, но был озабочен и социальной проблематикой. Сочетание правых взглядов с достижениями на благо кошелька граждан — ультимативно победоносное. Именно оно принесло Кахлону на выборах 10 мандатов, несмотря на не очень удачную предвыборную кампанию.

В этом же причина того, что самым популярным депутатам партии Либермана (кроме самого председателя, разумеется) является Орли Леви-Абукасис. Орли пользуется уважением как правых так и левых. Она эффективный парламентарий, а не дополнительный идеологический поддакиватель. Жаль только, что для социальных тем, касающихся русскоязычного населения, Либерман такого депутата пока еще не нашел.
СПРАВКА IzRus

Давид Эйдельман - политолог и политконсультант. Один из самых популярных в Израиле русскоязычных блогеров. Награжден премией правозащитной организации ОМЕЦ за борьбу с коррупцией.

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение