''Русские'' пенсии: сейчас или никогда

29.10.2015 16:06  Владимир Бейдер
Проблему пенсий можно решить уже сейчас. Судьба ее в руках всего двух человек, и вы их знаете. Остается узнать, как они могут это сделать, и сделают ли. А если нет – сделать выводы.
Иллюстрация IzRus
 
Увеличить шрифт A A A
Проблему пенсий можно решить уже сейчас. Судьба ее в руках всего двух человек, и вы их знаете. Остается узнать, как они могут это сделать, и сделают ли. А если нет – сделать выводы.

Нет ничего проще проявления любви к народу, особенно если это – электорат. Находишь больную тему. Заявляешь, что она и у тебя давно болит, - и обещаешь ее разрешить. Все – ты в тренде. Обещать, как известно, - не жениться.

Желание проявил? Интервью давал? Слезу ронял? Рубаху рвал? Зачет!

Так происходит со многими темами, имеющими широкое общественное звучание. Нет смысла попрекать этим политиков и общественных деятелей. Попадать в заголовки и проявлять публичную активность для них – профессиональное требование. Каждый зарабатывает свои очки, как может, тут не на что сетовать.

Все это не предосудительно – до тех пор, пока естественное стремление отдельных политиков, партий и движений повысить общественный интерес к себе не вступает в прямое противоречие с достижением объявленных целей. Собственно – разрешению тех самых больных проблем, из-за которых шум.

Бомбовая тема

С некоторых пор (я даже знаю, каких – буквально по датам, но об этом позже) стала чрезвычайно актуальной проблема пенсионного обеспечения репатриантов. Не буду вдаваться в подробности – не сейчас, тем более, что в общих чертах эта тема многим читателей знакома, кому-то – на собственной шкуре.

Вкратце суть ее в том, что подавляющее большинство репатриантов последней волны из бывшего СССР, в том числе те, кто отработал в Израиле 20-25 лет, выходя на пенсию, попадают в нищету. Буквально. Они просто не успевают накопить на пенсионных отчислениях (которые есть только у наемных работников и стали обязательны лишь с 2008 года) достаточных средств для минимально сносного существования.
Сейчас выходят на пенсию и подходят к ней репатрианты, приехавшие в страну в возрасте около сорока лет на пике алии. То есть, если проблему не решить срочно, в ближайшие годы количество нищих "русских" в Израиле увеличится в массовом порядке, что станет громадной не только социальной, но и государственной проблемой. Подробности еще страшнее, однако, повторяю, сейчас не о них.

В последнее время "пенсионная бомба" стала одной из самых популярных тем в русскоязычных СМИ Израиля и социальных сетях. За ее решение берутся не только те, кто занимался этой проблемой давно и до этого шума, а практически все русскоязычные политики, депутаты Кнессета от разных партий.

Даже левые движения, до сей поры озабоченные лишь несчастной судьбой палестинцев и сексуальных меньшинств, вдруг встрепенулись – обнаружили, что страждущие, оказывается, существуют поближе Рамаллы, Газы и Умм эль-Фахма и в стороне от однополых пабов Тель-Авива (есть ли жизнь на Марсе? – надо же, есть!), – и встали горой за "русских" стариков, о бедах которых все забыли, а они так и не подозревали, пока "асимон" не упал. Составляют проекты, издают петиции, атакуют комиссии Кнессета – как же без них?

Ну, и казалось бы, что плохого, что за актуальную проблему, требующую немедленного решения, взялись всем миром? Нет правых-левых, оппозиции-коалиции, своих и чужих – навалимся все вместе и сдвинем глыбу!

Навалиться надо – не вопрос. Вопрос – как и куда. И тут необходима история вопроса и технология сдвига. Точнее – продвижения законопроектов и правительственных решений.

Откуда все

А ну, проверьте себя. Вспомните, когда проблема пенсионного обеспечения репатриантов вошла в актуальную повестку дня, появилась на первых полосах газет, стала предметом горячего общественного обсуждения? Время пошло…

Вспомнили? Я вам помогу. Мне легче – я сам волею судьбы оказался у истоков выдвижения этой проблемы в качестве ключевой на "русской улице", так что все видел своими глазами и по мере сил участвовал. Было это в августе прошлого года, когда пришел на работу в пресс-службу НДИ.

Поставил вопрос перед главой партии – Либерманом. Он сказал, что прежде, чем выдвигать задачу, надо взвесить и необходимость, и возможность ее продвижения. Провел обсуждения в нескольких закрытых форумах. И через некоторое время состоялось совещание, на котором решили, как и в каких направлениях действовать.

Оказалось, что проблемой пенсий в партии занимались давно. Софа Ландвер, тогда министр абсорбции, со своими помощниками подготовила проект, который отчасти основывался на разработках покойного депутата Кнессета и заместителя министра абсорбции Марины Солодкиной.

Теперь, когда решили заниматься пенсиями вплотную, создали рабочую группу. Ее возглавил Леонид Литинецкий, отвечавший в партии вместе с Софой Ландвер за социальные вопросы. Он провел консультации с видными специалистами по экономике и соцобеспечению. Изучили массу документов.

Замечу, все это было, когда о досрочных выборах речь еще не шла. Когда же они были объявлены, у НДИ уже существовал проект пенсионной реформы. Ее вынесли в центр социальной платформы партии в предвыборной программе. Вот тогда об этом заговорили все.

Газета "Гаарец" разразилась гневной статьей о том, что Либерман продвигает пенсионную реформу для "русских", которая разорит страну. Назывались какие-то несусветные цифры, во что она обойдется казне – в "Гаарец" не знали, о чем идет речь конкретно, но суть уловили правильно: Либерман собирается вывести "русских" пенсионеров из нищеты.

На финальном этапе предвыборной кампании не было партии, претендующей на "русские" голоса, которая бы не обещала – в русскоязычных СМИ и агитационных материалах на русском - заняться пенсиями репатриантов. О степени серьезности этих заверений и уровне компетентности в вопросе – такой эпизод.

За несколько дней до выборов покойный Геннадий Ригер, глава движения "Хазит а-кавод" ("За достойное будущее"), которое давно занималось проблемами пенсионного обеспечения репатриантов и было привлечено НДИ в качестве партнера, рассказал мне о неожиданном ночном звонке.

Дама из предвыборного штаба "Ликуда" попросила его назвать сумму, в которую обойдется повышение пенсий для пожилых "русских" - срочно. Ригерт, человек тщательный и погруженный в проблему, стал выяснять, о каких категориях пенсионеров речь, о чем конкретно – пенсиях или пособиях по старости. "Да неважно! – перебила его дама. – Я сказала - миллиард. Нормально?" Мы с Геной посмеялись над тем, с какой тщательностью в правящей партии готовят предвыборные предложения. Но, как выяснилось, зря.

Вечером того же дня Нетаниягу в интервью на 9-м канале пообещал решить проблему пенсионного обеспечения репатриантов немедленно, как только снова возглавит правительство. То же самое он повторил на радио РЭКА за день до выборов.

Станции и инстанции

Все кончилось, когда объявили итоги голосования. "Всем спасибо – уже не надо". Только НДИ ввела в коалиционные условия требование проведения пенсионной реформы. Поскольку премьер очень хотел привлечь НДИ в коалицию, с переговорщиками от строптивой партии обсуждали возможности реформы со всей серьезностью.

Дело в том, что предложения, требующие дополнительных бюджетных затрат, прежде чем поступить на рассмотрение правительства или Кнессета, должны получить несколько обязательных заключений в профильных министерствах и ведомствах.

Положения пенсионной реформы стоимостью 1,4 млрд. в год следовало согласовать в министерстве соцобеспечения, институте национального страхования (Битуах леуми), министерстве по делам пенсионеров, налоговом управлении, у экономического советника главы правительства и, наконец, в Минфине. По словам Литинецкого, прошедшего по всей указанной цепочке, в обычных условиях этот процесс занимает полтора года. Но благодаря коалиционному ажиотажу, все необходимые согласования удалось получить за несколько недель.

Однако в конце концов Минфин сказал: нет. 7 млрд. для харедим в казне были, а 1,4 млрд. для "русских" не нашлось. И НДИ в коалицию не вошла. Шести мандатов для ультиматумов мало.

Теперь вы знаете все: если бы 17 марта вы думали не о том, как не дать победить левым (которые не могли бы победить в любом случае – чисто арифметически), а о собственных пенсиях, пенсионная реформа уже была бы утверждена.

Чем вредны альтернативы

А сейчас можно объяснить, почему множество проектов пенсионной реформы от разных партий и отдельных политиков не благо, а зло. Речь не о приоритете. В конце концов, политики часто "заимствуют" друг у друга законодательные идеи – обычное дело. Какая разница пенсионерам, из чьих рук они получат необходимое – лишь бы было! Нам шашечки или ехать?

Дело не в авторстве, а в технологии принятия правительственных решений. Теперь согласование в инстанциях любого альтернативного проекта займет обычные полтора года. У нынешнего правительства этого времени просто нет. Согласован только проект НДИ. Любой другой будет замотан по инстанциям. Появление каждого нового позволит лишь оттянуть проект на неопределенный срок. Чем больше будет этих проектов – тем дольше растянутся сроки экспертизы и визирования.

Но скорее всего до согласования (тем более до голосования) дело не дойдет. Поскольку никакой проект, направленный на удовлетворение нужд репатриантов и требующий бюджетных затрат, не пройдет утверждения в собственной партии. Русскоязычных депутатов в них – по одному на каждую. Они в абсолютном меньшинстве. Вся партийная верхушка будет против инициативы спасения "русских". Нет никакого смысла ломать копья ради малой части электората, требовать для него выделения громадных бюджетных средств – это лишь возмутит и отвратит базового избирателя.

Единственная партия, где решение проблемы пенсий для репатриантов – профильная задача, - это НДИ. Не потому что они самые добрые и заботливые, а потому что вы – ее основной электорат.

Совершенно не случайно при формировании коалиции ни одна партия даже не заикнулась о нуждах репатриантов. С чего вдруг она будет вести себя иначе сейчас – когда выборами даже и не пахнет?

Двое на качелях

Значит ли это, что теперь пенсионная реформа, без которой сотни тысяч "русских" пенсионеров нынешних и будущих обречены на нищету, неосуществима?

Нет. И это – самое главное.

Пенсионная реформа может пройти уже сейчас. И именно сейчас. Я назову даже конкретную дату – 19 ноября. Меньше, чем через месяц состоится голосование по бюджету. На нем может наступить момент истины.

Только сегодня, в нынешней коалиции, голос каждого депутата от коалиционной партии имеет решающее значение. Без него бюджет не пройдет.

Если русскоязычные депутаты, ваши избранники, так заинтересованы в решении вопроса ваших пенсий, у них именно сейчас есть возможность настоять на принятии пенсионной реформы.

Среди депутатов от коалиции три выходца из бывшего СССР. Поименно: Тали Плосков (Кулану), Зеэв Элькин и Юлий Эдельштейн (Ликуд). Последнему как председателю Кнессета не по чину грозить развалом коалиции в случае невыполнения требования, насущного для общины.

Но у Тали Плосков и Зеэва Элькина таких этических проблем нет. От этих двух человек зависит судьба ваших пенсий. Без них бюджет не пройдет. Если они будут так же настаивать на своем, как заверять вас, что им ваши проблемы близки.

А если нет – ваше право решать, можно ли верить их заверениям.

Больше такого удобного момента не будет. Это и есть момент истины.
СПРАВКА IzRus

Материал был впервые опубликован в газете "Вести"

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение