Под сень инертного премьера: кто продает иллюзию единства

В своих попытках реанимировать идею правительства национального единства спикер Кнессета ссылается на чаяния народа. Кому на самом деле нужны Герцог, Либерман и Лапид в одной обойме?
Биньямин Нетаниягу (фото: JACK GUEZ/AFP)
 
Увеличить шрифт A A A
Спикер Кнессета Юлий Эдельштейн ("Ликуд") проводит в эти дни переговоры с лидерами оппозиционных партий, в надежде все-таки сформировать правительство национального единства (ПНЕ). По словам самого спикера, к этим шагам его подтолкнула тяжелая ситуация в сфере безопасности. "Уже недели с начала этой волны террора многие граждане призывают нас к действиям. Это время испытаний для Израиля. Это время отложить в сторону разногласия и объединиться против террора. Выступить единым фронтом. Сильным и могучим", - заявил он.

Кто именно призывает Герцога, Либермана и Лапида войти в нынешнее правительство – непонятно. Кроме самого Эдельштейна, разумеется, и кучки функционеров, мучающихся без финансовой подпитки сверху. Для них вопросы принципов или будущего партий не столь существенны, им бы деньги для саморекламы, чтобы иметь возможность похвастаться своими достижениями.

Эдельштейн убежден, что народ страстно желает создания ПНЕ. Не спит ночами, грезя о том, как Герцог станет министром того, Лапид – министром этого, а Либерман помирится с Нетаниягу и будет министром обороны. Создать правительство ЛРЩ (Лебедь-Рак-Щука) во главе с бессменным премьером – именно этого ожидает от народных избранников обеспокоенное и пораженное происходящим израильское общество. Заходя утром в офис, невыспавшиеся клерки первым делом спрашивают друг у друга, не встречалась ли Ципи Ливни с Гиладом Эрданом, не звонил ли Лапид Штайницу, не проложена ли для оппозиционеров тропинка в коалицию…

На деле все немного иначе. В создании ПНЕ заинтересован в первую очередь сам премьер-министр Биньямин Нетаниягу. Он, а не народ. Хотя бы потому, что народ ожидает от правительства решительных действий, а не речей. Народ хочет иметь возможность идти по улице, не оглядываясь по сторонам в поисках возможных угроз, и не получать каждые два часа новое сообщение о теракте.

Нетаниягу хочет, чтобы в его правительство вошли левоцентристы, левые и даже радикально левые (коих в "Сионистском лагере" в последние годы пруд пруди). В таком случае он сможет сказать своим избирателям, что руки у него связаны, ведь в коалиции собрались и левые, и правые, а править ими всеми так сложно, так сложно... Вы уж на следующих выборах дайте мне 40 мандатов, скажет он, и я здесь рай на земле построю, ХАМАС напугаю, экономику подтяну, футболистов наших бездарных на чемпионат мира выведу и все такое.

ПНЕ – это стагнация. Застой, выгодный только премьеру и кучке его приспешников, но никак не стране и народу. Оно гарантирует продолжение "ничегонеделанья". С 2009-го Нетаниягу у власти, и, кроме как оставаться у руля, он не преуспел ни в чем, а самое главное – ничего и не предпринимал. Сталкивал противников лбами, кормил народ "завтраками", красноречиво и внушительно выступал в ООН. И не более.

Так пусть Эдельштейн не рассказывает сказки о том, что народ (то есть мы) горячо желает видеть Герцога, Либермана и Лапида в одной обойме под руководством его босса Нетаниягу. Народ выбрал правое правительство и желает, чтобы оно действовало именно как правое. Только действовало, а не воздух сотрясало.
СПРАВКА IzRus

Александр Гольденштейн - специалист в сфере управленческого и стратегического консалтинга, координатор Инициативной группы, выдвинувшей Концепцию "Русского Израиля".

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение