Почему они бьют: ''полицейская субкультура'', квоты и ксенофобия

Установка квот для стражей порядка является изначальной ошибкой, которая приводит к последующему порочному поведению. В процессе выполнения норматива у полицейского неизбежно включаются стереотипы…
Иллюстрация IzRus
 
Увеличить шрифт A A A
Несколько месяцев назад, когда приятельница из Университета Торонто обратилась ко мне с просьбой пообщаться с ее коллегой по кафедре, я и предположить не могла, что это окажется настолько полезным. Признаюсь, я отношусь с некоторым недоверием и с огромной долей скептицизма к теоретикам любых социологических наук. При общении с ними меня всегда посещает ощущение некой нереальности – ну что может понимать в жизни ученый, который знает о своем предмете исключительно из книг? Однако в нынешней ситуации, когда я и мои коллеги пытаемся не только поднять тему полицейского насилия на повестку дня, но и разобраться в природе этого явления и найти возможные решения проблемы любая встреча с людьми "в теме" может оказаться исключительно полезной.

Вот приблизительно в таких растрепанных чувствах я и шла на встречу с ассоциированным профессором криминологии Мэтью Лайтом. Но, вопреки моим опасениям, Мэтью оказался далек от нарисованного мной образа "бесполезного профессора". Выслушав мой рассказ о полицейском насилии по отношению к русскоязычным израильтянам и о бездействии МАХАШа, он признался, что проблемы эти не являются сугубо израильскими и что в других странах они также существуют, хотя в Канаде и Америке они затрагивают в основном темнокожих. Как и русскоязычных в Израиле, их могут остановить на улице и подвергнуть допросу безо всякой причины, к ним также применяется полицией неоправданное насилие, которое впоследствии остается безнаказанным и так далее.

"Задача не только в том, – сказал исследователь в ответ на мои сетования о бездействии МАХАШа, – чтобы добиться для полицейского, применившего насилие, адекватного наказания, а в том, чтобы он его изначально не применял". Так, по словам Лайта, система работает следующим образом: полицейские обычно хотят выслужиться, для чего им надо быстро выполнить "задание свыше". Задание зачастую оказывается квотой: задержать за сутки 150 пьяных водителей. Вот тут-то у полицейского и включаются ксенофобские стереотипы. Ход мыслей стража порядка может быть таким: все русскоязычные – алкоголики, поэтому есть смысл останавливать всех "русских" водителей, ведь шанс на то, что они окажутся пьяными выше".

Для решения этой проблемы необходимо изменить мнение полицейских относительно русскоязычных путем разоблачения мифов. Однако в первую очередь полиции необходимо сменить постановку задачи. Установка квот для стражей порядка является изначальной ошибкой, которая приводит к последующему порочному поведению. В процессе выполнения норматива у полицейского неизбежно включаются стереотипы – как позитивные, так и негативные, – и его поведение строится в соответствии с ними. Искоренить стереотипы невозможно, их можно лишь смягчить путем проведения разъяснительных занятий. Поэтому руководству полиции нельзя изначально создавать саму ситуацию, при которой стереотипы практически неизбежно включатся.

Однако это далеко не все. Полицейская субкультура – вот что является одним из корней проблемы, по мнению ассоц. проф. Лайта. В рамках этой субкультуры у полицейских существует некоторый набор аксиом. К примеру: все полицейские обязаны быть крутыми мачо; обыватели не любят полицейских и являются потенциально агрессивными и тому подобное. Чем эта субкультура плоха? В основном тем, что влияет, нередко весьма негативно, на отношение полиции к гражданам.

Взять, к примеру, историю с пробитой головой Маргариты Шульман в Ашкелоне. Если бы в рамках той самой полицейской субкультуры задерживающие Маргариту и ее парня блюстители не считали бы себя всесильными крутыми мачо, то, возможно, девушке и не пришлось бы ехать в больницу для наложения швов. Ведь стражи порядка явно могли и без молотков добиться необходимого им результата и заставить ребят показать содержимое своей машины.

Частичного разрушения тлетворной "полицейской субкультуры" можно добиться путем инкорпорирования в полицию дополнительных подгрупп, в нашем случае – русскоязычных полицейских. Сколько их служит на данный момент в полиции – неясно, однако известно, что русскоязычные полицейские предпочитают по возможности не вступать в интеракцию с русскоязычными подозреваемыми. С точки зрения Лайта, это в корне неправильно. На его взгляд, необходимо мотивировать русскоязычных полицейских на работу с русскоязычными гражданами. Это частично разрушит субкультуру и понизит влияние негативных стереотипов.

В целом, канадский исследователь не видит простого решения этой проблемы. Необходимы комплексные меры, которые помогут элиминировать проявления насилия со стороны полиции. По предложению ассоц. проф. Лайта, в ближайшие дни я свяжусь с его канадскими коллегами. Возможно, совместными усилиями мы сумеем разработать комплексное решение проблемы полицейского насилия по отношению к русскоязычным израильтянам.

Министр юстиции обещала проверить беспредел МАХАШ
СПРАВКА IzRus

Д-р Элина Бардач-Ялов - специалист в области стратегических коммуникаций

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение