Пора убрать от глаз ладошки

"У нас нет трамплина. Мы все же приехали в другое время, когда все территории раскуплены и квартиры распроданы. Поэтому нам и нашим детям сложнее..." Как разглядеть проблему, или детские надежды по-русски.
Иллюстрация Georgios Jakovides/Википедия
 
Увеличить шрифт A A A
"У нас (русскоязычных) нет семьи, которая может поддержать и помочь. У нас стартовые данные другие. У нас нет трамплина. Со временем мои дети, может быть, будут жить по-другому, коренные жители – они же тоже не всегда были коренными. (Но не обязательно.) Мы все же приехали в другое время, когда все территории раскуплены и квартиры распроданы. Поэтому нам и нашим детям сложнее..."

Эту несколько сумбурную, но подкупающую своей откровенностью речь произнесла не так давно 28-летняя А. из центра страны, которую я интервьюировала в рамках своего исследования о полуторном поколении. Полуторное поколение – те, кто иммигрировал или, как в нашем случае, репатриировался в другую страну в детском или юношеском возрасте (до 13-15 лет).

Казалось бы, что может беспокоить А., приехавшую в Израиль в конце 90-х в двенадцатилетнем возрасте, у которой за спиной 10 лет службы в армии и неплохая работа по профессии? Как выяснилось, многое. А. – нееврейка по Галахе, как и ее муж. Поэтому регистрировать свой брак молодой паре пришлось за границей. Она говорит об этом лаконично, но с явной горечью и недоумением. И ведь это еще полбеды. А. сейчас, конечно, об этом не задумывается, но когда у нее родятся дети, они, уроженцы страны, окажутся гражданами второго сорта, коренными израильтянами, которые не смогут вступить в брак на родине…

Пока же А. рассказывает, как ей пришлось уйти из ЦАХАЛа. "Когда я была в армии, я хотела делать карьеру, а потом поняла, что только потому, что я русская, дальше, чем рав-серен (майор), я не поднимусь. Потому что, когда я посмотрела вокруг, то поняла, что нет ни одного русского, который бы был на уровне алуф-мишне (полковник), есть только пара сганей-алуфим (подполковников) и выше этого не подняться… Во всех этих учреждениях уже меньше (влияют) твои таланты. Тебе нужно баш на баш: там посидеть, тут подмигнуть, там подружиться…"

И это правда, в госструктурах личные качества отнюдь не всегда являются решающим фактором при приеме на работу или при продвижении по службе. А вот связи, как известно, решают все. По принципу "сын полковника не станет генералом, ведь у генерала тоже есть сын".

Можно называть это кумовством и непотизмом, можно "стеклянным потолком", а можно вообще никак не называть и игнорировать, но от этого ситуация не изменится. А она проста и незамысловата: у русскоязычных израильтян и у "коренных" неравные возможности трудоустройства. Да, не во всех отраслях; да, некоторым везет больше прочих; да, у нас есть аж восемь русскоязычных депутатов Кнессета, но в общей своей массе, выходцы из стран бывшего СССР до сих пор получают более низкие зарплаты, их дискриминируют при приеме на работу, они не могут пробиться в советы директоров и т.д. и т.п.

Маленькие дети любят прятаться, закрывая глаза ладошками. Они уверены, что если они никого не видят, то их никто не найдет. Вот и русскоязычные израильтяне предпочитают крепко зажмуриваться и надеяться, что, если не смотреть на проблему, она их не коснется. Вот только непонятно, почему этой логикой пользуются взрослые, которые видят всю тщетность надежд зажмурившихся детей.

Что такое Концепция "Русского Израиля"?
СПРАВКА IzRus

 Д-р Элина Бардач-Ялов - специалист в области стратегических коммуникаций


 

Мнение