Чужие среди нас

30.06.2015 12:05  Давид Эйдельман
Когда, встречаясь с какой-то внутриизраильской инициативой, люди первым делом начинают рассуждать, "выиграет ли от этого Киев или Москва?" - эти люди чужие. Их позиция — хоть революционная, хоть контрреволюционная, хоть пропутинская, хоть антипутинская — абсолютно Израилю чужая.
Иллюстрация AL BELLO / GETTY IMAGES NORTH AMERICA / AFP
 
Увеличить шрифт A A A
В 2007 году один русскоязычный депутат заявил Руби Ривлину, что, несмотря на решение своей фракции, он не поддержит его кандидатуру на пост президента и проголосует за Шимона Переса, поскольку Ривлин за признание Израилем геноцида армян... Когда он назвал причину, Ривлин не понял. Кандидат в президенты просто не мог поверить. Он считал, что тут какой-то подвох.

"При чем тут армяне? Ты же не депутат парламента Азербайджана или Турции? Ты член израильского Кнессета? Ты выбираешь не уполномоченного по вопросу армяно-тюрксих отношений в истории прошлого тысячелетия, а президента своей страны! Для своей страны! Исходя из интересов своей страны! Для будущего своей страны!".

Убедить этого депутата Ривлину не удалось. И подвоха не было. Депутат действительно считал, что непризнание геноцида армян — важнее всех израильских вопросов. Но никакой армяно-азербайджанский конфликт не сравнится с разборками внутри русскоязычного Израиля по поводу нынешнего украинского кризиса. Здесь коренные израильтяне вообще ничего не могут понять. Уже полтора года различные журналисты, чиновники, представители фондов говорят, что никак не уразумеют, почему "русские" ходят к ним доносить друг на друга. Обычные сообщения звучат примерно так:

- Он агент Путина и против АТО.

Или, другая сторона тоже не дремлет, выдавая на гора:

- Этот настоящий галицийский бандеровец.

Журналисты и чиновники не понимают, хоть плачь. Ну если вот этот агент, а тот нацист, то почему об этом сообщают им, а не в ШАБАКу. Впрочем, насколько я слышал, и в ШАБАК уже тоже жаловались. Но израильские спецслужбы не реагируют, будучи заняты совершенной ерундой: терактами, попытками захвата заложников, туннелями и т. д. Иначе в тюрьме были бы почти все известные русскоязычные журналисты, общественные деятели и пользователи соцсетей. "Доносы от русских на русских не принимаются" - говорят, что это надпись висела на комендатуре гестапо в Париже во время его оккупации немцам.

Но дело даже не в доносах, хотя очередная украинская революция пробудила массу дурно пахнущих советских качеств - особенно среди тех, кого ранее принято было считать либералами. Выяснилось, что очень многие правые и левые либералы — вовсе не либералы, а сторонники революционного тоталитаризма.

Выяснилось вообще очень многое в отношении политического позиционирования многих русскоязычных израильтян. Гламурная идеологическая позолота стерлась, а под ней открылась оставшаяся с комсомольских собраний свиная кожа. Некоторые либералы оказались противниками свободы слова. Анархисты — сторонниками жесткой руки и карательных акций. Люди, славившиеся повышенным плюрализмом, стали высказываться за военную цензуру и убийство писателей, поскольку "они являются солдатами информационной войны, а на войне как на войне". Сторонники социального протеста стали записными обожателями украинских олигархов. Местные пацифисты стали призывать к войне до победного конца.

Безусловно, израильтянин может живо интересоваться событиями в стране исхода, как и в любой другой стране: от Кампучии до Гондураса. Мир большой и весьма интересный. Израильский гражданин может писать взволнованные посты о том, что происходит в Мариуполе или Катакургане. Интересно и эмоционально можно писать и о тригонометрических функциях. Израильтянин может собирать деньги на помощь детям Мариуполя или Эритреи. Можно призывать к территориальной целостности Украины или считать справедливым возвращения Крыма в Россию. Можно носить георгиевскую ленточку или майку с трезубцем. Но...

Когда блогер заявляет, что выходит из партии МЕРЕЦ (где был уже лет 20) потому, что ему не нравится промайданная позиция Аллы Шаинской; когда женщина сообщает мне, что она больше никогда не будет голосовать за Либермана (за которого она всегда голосовала), поскольку он снялся в ролике с Макаревичем и "хочет заменить нас на бандеровцев"; когда редакция израильского сайта перессорилась насмерть из-за того, что один из авторов написал в статье, что не надо так категорично судить о происходящем в Киеве; когда человек в вязаной кипе говорит, что будет агитировать против Беннета, ибо ему не нравятся высказывания Моти Йогева против украинских неонацистов... Это ненормально. Ненормально исходя из принципа, который Руби Ривлин возмущенно высказал русскоязычному депутату. События в чужих странах, интересы чужих стран — не должны волновать нас больше, чем интересы своей страны.

Как известно, русские большевики говорили: "нравственно то, что способствует делу революции". Но они говорил о своей революции, которую сами делали в своей стране. А большинство израильтян горячо спорящих с двух сторон об очередной украинской революции и гражданской войне, не смогут найти Горловку на карте.

Чужая политика не должна быть для нас определяющей. То же с историей. Когда люди, отличающиеся недалеким умом и полным отсутствием совести, предлагают не вспоминать о Катастрофе европейского еврейства, потому что это может оскорбить украинских товарищей... Это кощунственный идиотизм.

Несколько дней назад увидел я в социальной сети Facebook, как несколько израильских френдов перепостили у себя Карту российской мечты — мир через 30 лет, где на месте США и Канады написано "Великая пустыня толерантности". Но на месте Израиля да и всего Ближнего Востока вместе с Африкой надпись: "Великая Сирия". Ну решили люди разделить глобальные мечты российских отморозков, но неужели они согласны, чтобы Сирия поглотила Израиль, вероятно ценой их жизни и жизни их детей, только для того, чтобы на месте проклятого Пиндостана была великая пустыня?!

Один мой хороший знакомый, который много выступает в российской прессе, недавно отказался реагировать на какое-то высказывание Юлии Латыниной по поводу украинских событий. Редактору он сказал, что не хочет высказываться по теме, поскольку может не удержаться, будет слишком резок, а Юлю Латынину ему бы обижать не хотелось — она за Израиль и пишет о нашей стране хорошо, и защищает в своих передачах.

Российского редактора такая позиция удивила: при чем тут Израиль? Предполагалась же отреагировать на высказывания Латыниной по Украине. Но мой знакомый был категоричен: Латынину критиковать не буду, даже если наши мнения в отношении Украины расходятся. А Проханова и Шевченко буду, даже если в украинском вопросе мы единомышленники. Это израильская позиция, хоть немножко и смешная.

А вот когда, встречаясь с той или иной внутриизраильской инициативой, люди первым делом начинают рассуждать, "Выиграет ли от этого Киев или Москва?", эти люди чужие среди нас. Их позиция — хоть революционная, хоть контрреволюционная, хоть пропутинская, хоть антипутинская — абсолютно Израилю чужая.

Израильтяне, не ссорьтесь из-за очередной украинской революции. Она не первая и не последняя. У нас своих проблем более чем достаточно.
СПРАВКА IzRus

Давид Эйдельман - политолог и политконсультант. Один из самых популярных в Израиле русскоязычных блогеров. Награжден премией правозащитной организации ОМЕЦ за борьбу с коррупцией.

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение