Концепция ''Русского Израиля'': ответы на вопросы

После публикации Концепции "Русского Израиля" в минувшую пятницу на нашу Инициативную группу посыпались вопросы. Как оказалось, читатели зачастую трактуют наш документ по-своему. Отвечать каждому по отдельности мы не можем и выкладываем здесь ответы на первую часть вопросов.
 
Увеличить шрифт A A A
После публикации Концепции "Русского Израиля" в минувшую пятницу на нашу Инициативную группу, посыпались вопросы. Из них следовало, что читатели зачастую трактуют наш документ по-своему. Поскольку давать пояснения каждому по отдельности мы не можем, то выкладываем здесь ответы на первую часть вопросов.

Хотим ли мы "загнать" выходцев из бывшего Союза в "русское гетто"?

Однозначно нет. "Русское гетто" означает изоляцию от общества. Мы же стремимся к максимальной интеграции русскоязычных израильтян при сохранении их языковой и культурной самобытности. Интеграция для нас означает создание таких условий, при которых русскоязычные сумеют на общенациональном уровне в полной мере реализовать свой потенциал, интеллектуальные преимущества и те уникальные качества, которые достались в наследство от предыдущих поколений русского еврейства.

Пытаемся ли мы всех выходцев из бывшего Союза "грести под одну гребенку"?

Мы прекрасно осознаем, что среди выходцев из бывшего Союза существуют значительные отличия, которые проявляются в различной степени еврейского самосознания и этнической принадлежности к еврейской нации, в отношении к иудаизму, в политических взглядах и в социально-экономическом статусе. Но большинство русскоязычных израильтян объединяет общность этнического происхождения (хотя бы частично) и общность исторической судьбы (как минимум на протяжении последних двух столетий), общность языка и культуры. Более 80% причисляют себя к русско-израильской общности. Для большинства характерны одни и те же специфические проблемы.

Считаем своей задачей продвигать интересы этой основной массы русскоязычных израильтян и добиваться популяризации на государственном уровне ее исторического и культурного наследия.

Как мы относимся к проблеме негалахических русскоязычных израильтян?

Считаем, что все выходцы из бывшего Союза, не признанные евреями по Галахе, которые репатриировались в соответствии с Законом о возвращении, для которых Израиль является постоянным местом жительства, должны стать абсолютно полноправными гражданами. Это означает, что государство обязано устранить любые формы их дискриминации: запись в удостоверении личности, заключение брака, захоронение.

Считаем абсолютно абсурдной и неприемлемой ситуацию, при которой ультраортодоксальное меньшинство, паразитирующее за счет общества, определяет гражданский статус активных граждан, несущих бремя налогов и военной службы. Галаха не может быть монополией маргинальных групп, и должна быть приведена в соответствие с современными национальными реалиями и интересами. Тем более, что имеются прецеденты адаптации галахических норм в соответствии с изменившимися реалиями, в частности в отношении отдельной субэтнической группы (выходцы из Эфиопии). Есть и видные представители ортодоксального иудаизма, способные и готовые произвести такие изменения.

Считаете ли вы, что русскоязычные израильтяне лучше других, верите ли вы в их расовое превосходство?

Ни в коем случае. Мы лишь указываем на то, что у русскоязычных евреев сложился некий "генетический код", культурные и поведенческие установки. В частности, стремление к перфекционизму. "Там" мы были евреями, которым приходилось "знать на десять, чтобы получить пять", дабы попасть в институт, например. А здесь мы – русские. Наши родители не учились с будущими членами Верховного суда, не служили с будущими генералами, у нас нет "протекции" – и нам приходится быть лучше других, чтобы сделать карьеру. Это входит в наш "генетический код".

Каковы наши принципиальные взгляды на государственное устройство?

Мы выступаем за изменение существующей системы распределения государственных ресурсов (бюджетов). Оно должно осуществляться на основе постоянной и долгосрочной государственной политики, а не в зависимости от текущей политической конъюнктуры. Явное предпочтение следует отдавать тем гражданам, которые работают и служат в армии.

Мы разделяем идеалы демократии, плюрализма и мультикультурализма. Считаем, что каждая субэтническая, конфессиональная и политическая группа израильского общества должна иметь возможность свободно вести свою деятельность, соблюдать свои традиции, сохранять собственные отличия. Однако ни одна из этих групп не должна пользоваться такой свободой за счет прочих (как это сейчас происходит с ультраортодоксами). Кроме того, ни одна из этих групп не должна навязывать свои ценности и образ жизни другим группам.

 

алия