Юрист: волна секс-скандалов в полиции - это только начало

эксклюзив
01.10.2014 13:41  Александр Коган
Серия сексуальных скандалов в полиции, прогремевших в последнее время в прессе - это только начало, считает адвокат Давид Народецкий. Полицейские копят компромат на коллег и в преддверии назначения нового генинспектора используют его для внутренних войн.
Иллюстрация IzRus
 
Увеличить шрифт A A A
За последние дни в прессе появился целый ряд публикаций о сексуальных скандалах в полиции, в которых замешаны высокопоставленные офицеры уровня начальников городских отделений. За последние сутки "всплыли" сразу два дела с сексуальным подтекстом - в Прибрежном округе и в Хадере. По словам адвоката Давида Народецкого, в прошлом работавшего в правоохранительных органах, речь идет о начале волны "сливов" компрометирующих материалов, связанной, в частности, с борьбой за пост генинспектора, который должен вскоре покинуть Йоханан Данино.

По словам Народецкого, подозрения в сексуальных преступлениях - самое мощное оружие для сведения счетов и нанесения ущерба конкурентам. Юрист, часто защищающий в судах как полицейских, так и жертв полицейского произвола, отметил в интервью порталу IzRus, что фундамент для таких "разборок" создали сама юридическая система и традиция "покрывать своих".

В чем "виновата" юридическая система?
Сексуальные преступления имеют, в отличие от других, больший срок давности. Если по делу о взятке, например, он составляет 5 лет, то в деле о сексуальном насилии или домогательстве это 10 лет. А если речь идет о несовершеннолетней жертве - 25. При этом, в отличие от других преступлений, если дело всплыло через несколько лет, то улики практически не нужны - подозреваемый должен оправдываться по-любому. Да и к тому же подозрение в сексуальном преступлении, даже недоказуемое, это пятно на репутации, проблемы в семье и многие другие неприятности. Как это говорится "ложечки нашлись, но осадочек остался"? Если подобного рода вещь всплывет перед назначением полицейского на какой-то пост, или сразу после него, то легко понять, зачем это делается. То есть система позволяет такого рода "игры", и "внезапные" воспоминания о недоказуемых нарушениях обычно не имеют никаких последствий для тех у кого так интересно устроена память…

Но для того, чтобы воспользоваться этими воспоминаниями о преступлении для внутренних войн, о них должен кто-то знать в полиции?
Вот тут и играет свою роль "традиция" покрывать своих. Правда, она действует довольно извращенно. Если к одному офицеру приходит пожаловаться на его коллегу какая-нибудь женщина, он, по идее, должен обратиться сразу в МАХАШ (отдел Минюста по борьбе с преступлениями, совершаемыми полицейскими). Он может не дать делу ход, но сделать себе "пометку" - такой-то мог совершить сексуальное преступление. Через несколько лет "стоимость" такой информации, если его коллега идет вверх, может резко возрасти. Срок давности, как я говорил ранее - не проблема. И подобная информация копится, а затем, как вы можете видеть, с определенной регулярностью всплывает при различных обстоятельствах, связанных, в частности, с карьерным ростом.

Так что, у нас получается, что в полиции множество сексуальных преступников?
Совсем нет. Работа в полиции очень тяжелая - стресс, необходимость сталкиваться с самыми неприятными представителями общества - все это накладывает отпечаток. Полицейские - не роботы, не железные. Связь с женщиной, подчиненной, может вполне быть по обоюдному желанию. Но о ней могут знать коллеги. Женщина может быть недовольной чем-то после окончания связи, может польститься на чье-то предложение и оговорить. Есть и преступники, которые считают себя неприкасаемыми, что им все разрешают погоны на плечах. А МАХАШ… ну мы с вами хорошо знаем, как медленно он работает, когда работает. Вариантов очень много, но, как я и отмечал, секс - самый сильный "инструмент" для подковерных войн, так как бьет и по семье полицейского.

''Бухарский'' депутат заподозрил полицейскую верхушку в подковерной борьбе
Социальные комментарии Cackle

 

полиция