Евреи в НКВД Украины: палачи и жертвы

эксклюзив
24.04.2011 18:08  Шимон Бриман
Новое исследование украинского историка анализирует феномен "засилья" евреев в руководстве ГПУ-НКВД. Ответственны ли евреи-чекисты за Голодомор? Как еврейские офицеры на высших постах госбезопасности из палачей становились жертвами – в интервью учёного порталу IzRus.
Гитлеровский плакат 1941 года
 
Увеличить шрифт A A A
Вадим Золотарёв
Вадим Золотарёв 
Украинский историк Вадим Золотарёв – автор семи книг и десятков статей по истории госбезопасности Украины подготовил к печати комплексное исследование о евреях в органах ГПУ-НКВД 1920-1941 годов. О начале этого исследования портал IzRus сообщал в 2009 году. Краткие выводы были опубликованы Золотарёвым совместно с д-ром Юрием Шаповалом в ежегоднике "Из архивов ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ" (2010). Более подробную информацию и собственные наблюдения по теме своего исследования, которое будет опубликовано в текущем году, Вадим Золотарёв сообщил порталу IzRus.

Евреи составляли лишь 6,5% населения Украины в 1926 году. Но цифры, основанные на кропотливых изысканиях в архивах Службы безопасности Украины, говорят о том, что на руководящих постах в ГПУ УССР в 1929-1931 годах евреев было 38%, а в период Голодомора 1932-1933 годов евреи составляли 66,6% среди всех руководителей карательных органов республики. Когда в 1936-м присваивались новые звания по ведомству госбезопасности, то среди верхушки НКВД УССР из 79 человек евреев было ровно 60 (те же 66,6%). Золотарёв приводит архивный документ - приказ НКВД СССР от 8 января 1936-го, где говорится о присвоении спецзваний капитанов ГБ (соответствовавшие общевойсковому полковнику) сотрудникам НКВД Украины. Среди 34 офицеров – 25 евреев.

Кроме того, часть чекистов скрывала своё еврейское происхождение под псевдонимами. Например, Александр Розанов – начальник управления НКВД по Одесской области в 1935-1937 годах, позже на допросе признавался: "Я – Абрам Розенбрандт, еврей. Имя и национальность записал по-другому от стыда".

Израиль – палач Украины

Главную палаческую роль в запуске массовых репрессий в Украине сыграл Израиль Леплевский – нарком внутренних дел УССР с июня 1937 по январь 1938 гг. В этот же период начинается и "отстрел" предыдущего поколения евреев-чекистов, что снизило за полгода их долю в руководстве НКВД до 46,5%. Затем, когда в 1938-1939 годах следующий нарком – плохо скрываемый антисемит Александр Успенский, будет "чистить" людей Леплевского, будут уничтожены почти все евреи, занимавшие ранее высокие посты в карательной системе. Именно Успенский дал указание на аресты евреев-чекистов по национальному признаку, мотивируя это раскрытием "сионистского подполья в органах".

Золотарёв приводит показания Григория Кобызева – начальника отдела кадров НКВД УССР. Союзный нарком Ежов, увидев его отчёт по кадрам украинских чекистов в феврале 1938-го, произнёс: "Посмотрел я на кадры – тут не Украина, а Биробиджан". Вскоре после этого начались отстранения от работы и аресты евреев – служащих НКВД. Фактически, репрессии 1937-1938 годов очистили "органы" от заметного еврейского присутствия.

Вадим Золотарёв считает, что преступления евреев-чекистов были ничуть не хуже и не лучше того, что делалось их нееврейскими коллегами. О некой "еврейской специфике" можно говорить только в контексте редкого явления бегства из СССР: все четыре высокопоставленных НКВДшника, сумевшие бежать из страны, были евреями.

Евреи, убивающие евреев

Галерея

Горький абсурд заключался в том, что враг сионизма и бывший бундовец Израиль Леплевский, который вместе со своими помощниками наводил ужас на Украину в 1937-м, сам были расстрелян по делу о "сионизме", а пытали его на допросах следователи-евреи Лулов и Визель. Вадим Золотарёв поведал нашему порталу, что ситуация, когда евреи репрессировали евреев, повторялась в Украине тысячи раз. Так, лейтенант госбезопасности Вайсберг выбил из арестованного НКВДшника-соплеменника Якова Каминского показания об его участии в сионистской организации внутри НКВД УССР под руководством Леплевского, а "сионистов" в управлении НКВД Харьковской области разоблачал еврей Перцов.

В 1937-1938 гг. по "делу Украинского физико-технического института" были арестованы многие специалисты-евреи - Александр Вайсберг, Конрад Вайсельберг, Фриц Хоутерманс, Моисей Корец и Лев Ландау, успевший выехать в Москву. Вайсельберга расстреляли. Вайсберга и Хоутерманса передали из застенков НКВД в руки гестапо (1940). Интересная деталь: не какие-то "тайные антисемиты" громили институт, но следователи Коган, Резников, Шалит, Вайсбанд и Дрешер под началом Льва Рейхмана. Это был фарсовый ужас той эпохи: евреи-гэбисты пытками заставляли евреев-ученых признаваться в связях с евреем Троцким.

Во многих областных управлениях НКВД за два года сменилось 3-4 состава сотрудников, причем иногда на смену расстрелянным евреям-следователям и начальникам отделов приходили их заместители-евреи, которых через полгода-год тоже ставили к стенке. В том же Харькове всемогущий начальник областного НКВД Соломон Мазо застрелился 4 июля 1937 года в своем кабинете, оставив записку: "Товарищи, куда же ведёт эта линия на массовые аресты?" Харьковское УНКВД возглавил майор госбезопасности Лев Рейхман. Чуть позже его тоже расстреляли - как и бывшего начальника харьковского ГПУ Иосифа Блата, замначальника харьковского УНКВД Якова Каминского, начальника секретно-политического отдела областного НКВД Абрама Симховича.

Историк Вадим Золотарёв в своем исследовании делает вывод о том, что нельзя говорить о "жидокоммуне" или о "заговоре" евреев-чекистов против украинского народа: "следует говорить об индивидуальных мотивах прихода на службу евреев-чекистов, среди которых немалую роль играли материальные преференции". Учёный считает, что "своей службой в ГПУ-НКВД евреи как бы накликали на себя беду, стимулировали волну юдофобии, которой чуть позже используют и усилят нацисты". По итогам своего исследования Золотарёв ответил на ряд вопросов портала IzRus.

Почему вы вообще занялись этой острой темой?
Я не занимаюсь пресловутым "еврейским вопросом", я занимаюсь историей советских органов госбезопасности. А тут поневоле приходится сталкиваться в основном с евреями-чекистами. Когда я написал 27 очерков о руководителях ЧК-ГПУ-НКВД Харьковщины, то 11 были евреями. Когда писал очерки о начальниках Секретно-политического отдела ГПУ УССР, то евреями были 3 из 4. Евреев в ГБ нельзя рассматривать отдельно от евреев в партийном аппарате, например. Думаю, что их процент в партийных органах в Украине был сравним с процентом в госбезопасности.

Откуда столь высокий процент евреев в карательной системе первых 20 лет красной диктатуры?
А на кого могла опираться в то время Советская власть в Украине? На русских и евреев. Зачем проводилась пресловутая "украинизация"? Прежде всего для того, чтобы руководство узнало язык подчиненных. На счет идейности коммунистов (всех национальностей) я уже не верю. Ведь все боссы жили в 20-30-х гг. так, что зажравшимся чинушам времен Брежнева и не снилось. Почти у всех были особняки, прислуга - в то время, когда миллионы сводили концы с концами. Вместе с известным украинским историком Юрием Шаповалом мы захотели снять многочисленные спекуляции с разных сторон о евреях-чекистах.

Можно ли сказать, что репрессии 1937-1938 годов почти ликвидировали тех евреев в органах, которые ранее сами уничтожали других?
Отвечаю утвердительно.

Как вы оцениваете роль ГБ в организации Голодомора?
Чекисты были меченосцами партии, никогда не выходили из-под её контроля и выполняли всю грязную работу. Войска ГПУ блокировали районы, не давая крестьянам спастись. Само же ГПУ фабриковало дела против "вредителей", тысячами посылая их на расстрел.

Справедливы ли опасения - скажем, депутата Рады Александра Фельдмана, - о том, что публикация фамилий организаторов Голодомора и главных гэбистов тех лет приведёт к росту антисемитизма?
Смысл этого вопроса я передам иначе: "Нужно ли украинцам знать правду о своем прошлом, если эта правда бросает тень на другие народы?" Конечно же, нужно. Как и любому другому народу. Когда исследуют Холокост и зверства фашистов на оккупированных территориях, то никто не думает, что это бросает тень на всех немцев. Во-первых, у преступников нет национальности. Во-вторых, за преступления должны отвечать только лица, их совершившие. Задача историков - предельно честно излагать факты и документы, ничего не умалчивая. А если это кого-то задевает, то это вопросы не к историкам. Имена евреев в ГБ никто не выпячивает - их просто называют в числе других чекистов. Ведь когда при Ющенко стали публиковать документы про Голодомор, то просто называли фамилии лиц, подписавших документы. И никто не виноват, что среди них было много евреев.

Некоторые говорят - мол, зачем выпячивать имена евреев, они были винтиками и такими же советскими активистами, как и все остальные...
Относительно винтиков, давайте проведем аналогию с фашистскими преступниками - гестаповцами, эсэсовцами, охранниками концлагерей. Они ведь тоже были всего лишь винтиками преступного режима. Но их ловили по всему миру и уничтожали. У чекистов был выбор, но они выслуживались, идя по трупам как по шпалам, пока сами не попали под поезд, мчащийся к светлому будущему. Вся беда в том, что у нас официально не осужден коммунизм. Многие не могут забыть о том, что они сами или их ближайшие родственники были в ВКП(б).Почему, когда в Украине власть ставит памятники Сталину, это не вызывает протеста у еврейских организаций? Ведь Сталин не только уничтожил сотни тысяч евреев, но и ввел политику государственного антисемитизма в СССР!

статья
о награждении руководителей НКВД Донбасса (1937).
 
В конце интервью Вадим Золотарёв показал, куда может забросить жизнь бывших НКВДшников, рассказав историю запечатленных на фотографии в донецкой газете за декабрь 1937-го людей. Из четырех награжденных сотрудников УГБ УНКВД по Донецкой области – три еврея: Орлов - начальник контрразведывательного отдела, Гольдман - начальник секретно-политического отдела и комендант Леонид Аксельрод – лично расстрелявший сотни людей. Орлова расстреляли в 1938-м, Гольдмана в 1941-м. Аксельрод прошёл всю войну, стал майором госбезопасности, руководил "расстрельным отрядом" на ряде фронтов, получил за это два ордена, а в 1950-е работал замдиректора Львовской оперы.

 

История