Откровения онколога: почему в Израиле спасают, а в России умирают?

30.08.2015 10:20  
По словам главы Ассоциации онкологов Израиля Вилмоша Мермерштайна, в нашей стране, в отличие от РФ, онкологические заболевания выявляют на ранних стадиях, больным оказывают психологическую помощь и борются до последнего за жизнь каждого пациента.
Иллюстрация: стоп-кадр ролика в YouTube
 
Увеличить шрифт A A A
О том, благодаря чему Израиль вышел в авангард борьбы с раковыми заболеваниями и в чем отличие израильских методов лечения от российских, поведал 29 августа глава Ассоциации онкологов Израиля Вилмош Мермерштайн в интервью "Комсомольской правде". По словам специалиста, в нашей стране лечение рака обычно начинается на ранних стадиях, что позволяет гарантировать хорошие результаты. При этом важную роль в своевременном обнаружении заболевания играют семейные врачи.

Мермерштайн утверждает, что все граждане Израиля обязательно проходят раз в год профилактические медицинские осмотры. В России "скрининги" делают раз в три года, а раковые заболевания зачастую обнаруживают на последней стадии, когда помочь человеку уже нельзя. В нашей стране, как отмечает израильтянин, пациент приходит к онкологу по направлению семейного врача, как правило, хорошо подготовленным в информационном плане. А потому и сами израильские медики постоянно стараются повышать свой уровень знаний, читая о новых методиках лечения и лекарствах.

В отличие от России, в Израиле многие люди, у которых диагностированы раковые заболевания, не лежат в больницах. Госпитализацию проводят только для операции, а те, кому требуется, например, химиотерапия, просто приходят на процедуру, а потом возвращаются домой. "Зачем оставаться в стационаре? Там тяжелые больные. Это отрицательно влияет на психику и затрудняет лечение", - говорит Мермерштайн.

По словам специалиста, отличают израильскую медицину от российской также подход врачей и лекарства. "У меня есть пациент, бывший великий российский спортсмен, олимпиец. Он говорит: ты мне даешь лекарство, я его пью, все хорошо. Приезжаю в Москву, беру это же лекарство - не то. Или подделка, или что-то еще", - рассказывает доктор.

Что касается подхода, то, как отметил Мермерштайн, в Израиле существует более плотная связь "врач – больной". По его мнению, неформальное общение врача с пациентом оказывает больному психологическую помощь. Кроме того, с пациентами работают онкопсихологи. В то время, как в России наблюдается волна самоубийств онкобольных, в Израиле подобное явление – большая редкость. Мермерштайн также подчеркнул, что в нашей стране "будут лечить, сколько возможно", "пока есть хоть какой-то шанс" и даже самых безнадежных больных не оставляют.
Социальные комментарии Cackle

 

Медицина