Маша и медвежья болезнь критиков

27.08.2015 08:13  Давид Эйдельман
Не буду перечислять доводы эстетического, этического, психологического плана в защиту "Маши и медведя". У меня только один вопрос: почему мнение либерального автора прогрессивной газеты "Гаарец" настолько совпадает с мнением российского реакционного держиморды?
 
Увеличить шрифт A A A
Много лет подряд люди, которые (как и я) выросли на прекрасных советских мультиках, жаловались, что Россия, как страна производитель детской мультипликации, исчезла с мировой карты. Ситуация изменилась несколько лет назад, прежде всего благодаря мультфильму "Маша и Медведь", который стал мировым хитом. Его смотрят в разных странах люди, далекие от русского фольклора, с его вечной темой девочки забредшей к медведям.
"Буквально пару недель назад в Штатах. Сидим с родственниками в японском ресторанчике, суши наворачиваем, общаемся... Тут дочка говорит "что-то знакомое где-то звучит". Прислушались - вроде что-то где-то но никак не вспомнилось... Дочка вышла прогуляться, возвращается слегка в непонятках: через пару столиков сидит негритянка с дочкой (такой же) и дочка "Машу и медведя" на таблете" - прочитал вчера в Facebook.

Нечто подобное сегодня можно увидеть во многих странах: от Франции до Южной Кореи. Причем, общее мнение, которое можно прочитать в реакциях на разных языках: этот сериал относится к той редкой категории, который взрослые могут смотреть вместе с детьми. И вместе заливаться смехом.

Но довольны сериалом отнюдь не все. Есть и критики, которые предупреждают о вреде, который Маша может нанести детской психике, общественному сознанию, государственной идеологии. Лет двадцать тому назад одна немного истеричная глава неполной семьи (в просторечии: мать-одиночка) сказала мне:

- А почему никто не обращает внимание, что сказка "Волк и семеро козлят" - она о проблемах безотцовщины.

- Безотцовщины?!

- Козла ведь нет. Коза одна детей воспитывает. Нет козла.

Потом помолчала и грустно добавила: "Вернее, козлов очень много".

Женщину эту понять можно было. Я не спорил.

Но вот именно с таким методом истолкования подошел к мультику "Маша и медведь" критик "Гаарец" Рогель Альпер, усмотрев в популярном российской мультфильме "назойливый и мрачный осадок, запрятанный в двойном дне". Увидев эту новость на сайте IzRus, я вначале не поверил.

Рогель Альпер, следуя методу интерпретации моей знакомой, обнаружил главную проблему в отсутствии родителей: "Девочка, где твои мама и папа?". Он сумел диагностировать в мультике целый пучок нездоровых и идеологически вредных комплексов: от параноидальных экзистенциальных страхов одиночества у девочки, которая боится, что медведь от нее сбежит, поскольку от нее и раньше сбегали (где родители?), до нездорового чувство вины и нереализованного долга у мечтающего сбежать от ребенка хищника. С звериной серьезностью проанализировал Альпер взаимоотношения Маши и животных, которым мешает гиперактивная и сующая во все свой носик маленькая девочка. "Маша – инородное тело в этой среде, мирящейся с ее существованием", - заключил Альпер, призывая родителей обратить внимание на пугающее сущностное содержание российского мультика. Ведь дети могут невольно впитать в себя эти психологически нездоровые, идеологически вредные и противные экологии посылы.

Людей, которые прочитав текст, сразу же принялись клеймить "левую сволочь" и "русофобию", начали насмехаться "что они курят в этом Гаареце" спешу уверить. Альпер - такой не один. Российский профессор Лидия Владимировна Матвеева, которая возглавляет Комиссию по мониторингу за исполнением федерального закона 436 "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" при Уполномоченном по правам ребенка при Президенте России по правам ребенка поделилась с "Психологической газетой" своими размышлениями о том, какое воздействие оказывает на психику ребенка сериал "Маша и медведь". Лидия Владимировна — человек дюже серьезный - профессор кафедры методологии психологии факультета психологии МГУ имени М.В.Ломоносова, доктор психологических наук, руководитель научно-исследовательской группы "Психология массовых коммуникаций", изучающей проблему воздействия СМИ на психику человека и проблему психологической безопасности человека в информационном глобальном пространстве. Она ученый чиновник, уполномоченный государством надзирать над контентом. И приговор ее звучит тоже не по-детски серьезно.

"Давайте, для примера, рассмотрим, как воздействует на детей мультсериал "Маша и медведь". Он сделан по законам детского восприятия и поэтому нравится детям. Но, как мы знаем, далеко не все, что нравится ребенку, ему полезно. Как специалист, я считаю, что этот мультсериал наносит вред детской психике, более того, с психологической точки зрения — это "информационная бомба", заложенная под российский менталитет", - говорит Лидия Владимировна. Приговор ее настолько строг, что совершенно непонятно почему она не призывает запретить мультик, а его создателей отправить в места не столь отдаленные.

Обвинений в адрес мультика у нее много. И картинки в мультике, как кажется профессору, движутся слишком быстро, а потому у ребенка может возникнуть логоневроз. И еще в нем есть "несоответствие иерархии". В старинной народной сказке, придя в дом к медведям, девочка не садится за стол на место папы-медведя, а выбирает адекватное своему возрасту место медвежонка, то есть — место младшего, то Маша из мультфильма, к великому профессорскому сожалению, ведет себя иначе. "Проявляя непочтительность по отношению к Медведю (который одновременно воплощает и образ сакрального для нашей страны животного, и образ отца) и постоянно безнаказанно нарушает социальные нормы, получая за это позитивное подкрепление. То есть, отец не является авторитетом...". А если сегодня разрешить девочке нарушать табу в отношении отца и Медведя, то завтра, вырастая, она замахнется и на "медвежью" партию "Единая Россия", а то и, страшно подумать, на самого всероссийского отца — президента Путина!

И эмоциональная ограниченность Маши: "Даже не самый развитый ребенок испытывает намного больше эмоций, чем героиня. Фактически, все ее эмоции проявляются только в области когнитивных переживаний - ей что-то интересно, ее что-то удивляет, забавляет и она хочет что-то узнать. Это все. Она не сочувствует никому и даже свою собственную боль, например, когда падает, она не переживает. Как биоробот, она не воспринимает критику, к состоянию окружающих относится равнодушно". Действительно, здесь можно согласиться с профессором. В образе Маши никак не раскрыта тема пятого размера гражданской ответственности, и линия готовности погибнуть за Русскую весну под Луганском.

И принижение статусной роли российской женщины также отразилось в образе маленькой девочки Маши. "Исторически так сложилось, что в России женщина — та, кто поддерживает мужчину, помогает ему в его труде, эмоционально и энергетически подпитывает, принимает, бескорыстно жалеет, сочувствует". А маленькая Маша, как мы видим в мультике, далеко не соответствует этому высокому стандарту. Она медведя достает, а не поддерживает. Не помогает в работе, а мешает и портит.

Но нам в этой заметке интересны пункты, в которых надзирающий профессор схожа с критиком либеральной газеты. А сходство поразительное. Матвеева тоже осуждает фильм за то, что девочка в лесу инородное тело, разрушительное начало, которого боятся все животные: "В первой серии мультфильма происходит знакомство с героями. Мы еще не видим всех, но, как только девочка появляется на экране, видим реакцию животных - все зверюшки прячутся понадежнее, так как идет разрушительная сила, которая опасна".

Руководитель Комиссии по мониторингу за исполнением закона "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" тоже считает, что мультик вреден с экологической точки зрения, поскольку разрушает связь ребенка с природой, с окружающей средой, частью которой подрастающий человечек должен себя чувствовать. Профессор клеймит эмоционально ограниченную Машу за неспособность любить, безответственность и пр.

И тема взаимоотношения детей и родителей, которые в мультфильме отсутствуют, профессора Матвееву тоже волнует: "А как эта выросшая Маша будет относиться к собственным детям?". Интервью профессора Матвеева вообще полно перлов. И я делаю над собой недюжинные усилия, чтоб прекратить его цитировать, поскольку и так уже многократно превысил размеры заметки, рекомендованные редакцией сайта.

Многословные выводы делать не буду. Не буду перечислять доводы эстетического, этического, психологического плана в защиту "Маши и медведя". Этот шедевр в моей защите не нуждается. У меня только один вопрос: почему мнение либерального автора прогрессивной газеты "Гаарец" настолько совпадает с мнением российского реакционного держиморды?
СПРАВКА IzRus

Давид Эйдельман - политолог и политконсультант. Один из самых популярных в Израиле русскоязычных блогеров. Награжден премией правозащитной организации ОМЕЦ за борьбу с коррупцией.

Социальные комментарии Cackle

 

Мнение