Что прикрывает Россия заботой о цитадели ХАМАСа

18.11.2012 15:44  Игорь Гантман
Очередное столкновение ХАМАСа с Израилем сыграло на руку российской дипломатии. Оно дает ей шанс, проявляя солидарность с арабами и турками, восстановить свои пошатнувшиеся позиции в регионе, особенно на фоне противоречий с Анкарой, Каиром и Эр-Риядом по поводу Сирии.
Иллюстрация: Getty Images
 
Увеличить шрифт A A A
Для российской дипломатии обострение ситуации вокруг сектора Газа пришлось как нельзя кстати. Военные действия между Израилем и ХАМАСом дают ей возможность сгладить противоречия с арабскими странами и Турцией, вызванные различием подходов к ситуации в Сирии, и оживить участие в региональной политике. Несмотря на поддержание контактов с ХАМАСом в последние годы Москва так и не сумела обеспечить себе влияния в зоне арабо-израильского конфликта. А события "арабской весны", в частности свержение Мубарака и Каддафи, заметно ослабили ее позиции на Ближнем Востоке в целом. Но теперь эскалация израильско-палестинского противостояния позволяет России вновь продемонстрировать вовлеченность в процесс урегулирования. Более того, участие в медиаторских усилиях создает благоприятные условия для установления тесных отношений Кремля с исламистским режимом в Каире.

Сергей Лавров (GettyImages)
Как раз в начале ноября глава МИД РФ Сергей Лавров посетил Египет и Иорданию. Центральной темой переговоров была ситуация в Сирии, которая с прошлого года служит причиной растущих противоречий между Россией и государствами Ближнего Востока. Египет, Саудовская Аравия и Турция активно поддерживают сирийскую оппозицию. Москва все еще пытается подыгрывать Асаду, хотя уже не так активно, как делала это в прошлом году. Но столкновение интересов очевидно. Дабы сгладить эти противоречия Россия еще до начала операции ЦАХАЛа в секторе Газа всячески пыталась акцентировать внимание на палестинской проблематике. Таким образом, она стремится продемонстрировать исламским режимам Египта, Турции, Саудовской Аравии, что, помимо Сирии, есть темы, которые их объединяют. Это касается не только требований к Израилю об отступлении к границам 1967 года, и поддержки создания Палестинского государства, но и теплых отношений с ХАМАСом. Не случайно, наравне с лидерами Египта, Иордании и палестинской администрации, Лавров в ходе ближневосточного турне встречался в Каире с заместителем председателя Политбюро ХАМАСа Абу-Марзуком.

"Считаем важным, чтобы за всеми бурными событиями "арабской весны" (среди которых, как известно, выделяется гражданская война в Сирии) палестинская проблема не была предана забвению и не отходила бы на задний план", - заявил глава российской дипломатии перед встречей с Абу-Марзуком. "Проблема Сирии, безусловно, занимает одно из ведущих мест среди наиболее актуальных аспектов региональной повестки дня. Вместе с тем она далеко не единственная в списке приоритетов и не должна вытеснять на второй план такие вопросы, как палестино-израильское и в целом ближневосточное урегулирование… Позиции по этим темам у нас с Королевством Саудовской Аравии традиционно близки", - отмечал Лавров в интервью египетскому изданию "Аль-Ахрам". При этом он особо подчеркивал свою тревогу в связи с "продолжением израильской поселенческой активности на оккупированных палестинских территориях".

Как раз 14 ноября, в день начала операции ЦАХАЛа в секторе Газа, Лавров принял участие во втором министерском раунде стратегического диалога Россия – Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива в Эр-Рияде. На следующий день правительственное издание "Российская газета" отмечало, что на фоне острых противоречий по поводу Сирии саудовцы приняли Лаврова подчеркнуто прохладно и даже оскорбительно. "По ряду существенных для арабского мира вопросов Россия занимает близкую к странам региона позицию. Это и принципы урегулирования палестино-израильского конфликта, и планы по созданию на Ближнем Востоке безъядерной зоны (нацеленные в первую очередь на то, чтобы обезоружить Израиль). Но таких совпадений для прочной дружбы сегодня явно недостаточно, - отмечала "Российская газета". - Поэтому заявление главы МИД Бахрейна на совместной пресс-конференции с Лавровым прозвучало весьма красноречиво: "Надеемся, что атмосфера дружбы и сотрудничества вновь воцарится в наших отношениях". По итогам министерского заседания в Эр-Рияде не было предусмотрено совместных заявлений. О том, насколько позиции сторон по сирийскому вопросу разошлись, говорит решение Лаврова отказаться от рабочего ужина с участниками министерского заседания. Ранее предполагалось, что основная дискуссия по сирийскому вопросу состоится именно на нем. Но видимо к вечеру стало ясно, что обсуждать просто нечего – все и так сказано".

Лавров с главой МИД Иордании (mid.ru)
И все же, находясь в Эр-Рияде, глава МИД РФ вновь заявил: "Каким бы острым ни был сирийский вопрос, он не должен заслонять остроту других проблем, прежде всего, проблемы Палестины. То, что происходит сегодня в регионе и на палестинских территориях, крайне беспокоит нас". 16 ноября, обращаясь к участникам 39-й сессии Совета министров иностранных дел государств-членов Организации исламского сотрудничества, Лавров повторил: "Масштабные перемены в арабском мире не должны отодвигать на второй план поиск путей урегулирования сохраняющихся в регионе застарелых конфликтов, прежде всего арабо-израильского".

Именно желанием сгладить противоречия с Турцией и арабскими странами по сирийской проблематике вызваны явные различия в реакциях России и ключевых стран Запада на последние события вокруг сектора Газа. США, Великобритания и Франция выразили понимание того, что эскалация конфликта началась вследствие ракетных обстрелов израильских городов боевиками ХАМАСа. Официальные лица Вашингтона, Лондона и Парижа также неоднократно подчеркивали, что Иерусалим имеет законное право на обеспечение безопасности собственных граждан. В свою очередь, МИД РФ, признавая недопустимость ракетных обстрелов Израиля, 15-16 ноября дважды отмечал, что ответная реакция представляет собой непропорциональное применение военной силы. Россияне особо подчеркивали, что "непропорциональные удары по сектору Газа" приводят "к жертвам среди мирного населения".

Одновременно операция ЦАХАЛа против вооруженных формирований ХАМАСа позволила Москве развить бурную дипломатическую активность. 15-17 ноября президент Владимир Путин имел телефонные беседы с премьер-министром Биньямином Нетаниягу, египетским коллегой Мухаммедом Мурси, главой правительства Турции Тайипом Эрдоганом. В свою очередь, Лавров обсуждал ситуацию в зоне конфликта с коллегами в Израиле и Иордании.

В результате встал вопрос о возможном участии России в посреднических усилиях по прекращению огня между Израилем и ХАМАСом. Так, согласно официальному сообщению пресс-службы Кремля, Эрдоган непосредственно вовлеченный в международные контакты, осуществляемые по этому поводу в Каире, договорился с Путиным о "координации действий". Более того, 16 ноября он даже объявил, что Москва должна сыграть одну из ключевых ролей в прекращении конфликта. "Переговоры с Израилем должны проводить те страны, которые имеют с ним тесные отношения. Этот вопрос я обсужу сегодня с президентами России и США. Эти страны, как известно, имеют большое влияние на Израиль, пусть и они остановят эти безумные нападения на Газу", - заявил турецкий премьер. Услышать такое именно от него Путину было особенно важно, учитывая, что в последние месяцы противоречия из-за Сирии заметно омрачали отношения Москвы и Анкары.

Бени Брискин (из личного архива)
О перспективах посреднической миссии Кремля 16 ноября в интервью российскому изданию "Взгляд" говорил и Бени Брискин – в прошлом многолетний советник Биньямина Нетаниягу (в том числе по отношениям со странами СНГ). "В данных условиях, с учетом ухода Мубарака, открывается вакантная позиция медиатора на Ближнем Востоке. И Россия имеет реальную возможность занять эту вакансию…, - заявил Брискин. - Если Россия хочет присутствовать на Ближнем Востоке, то она будет приветствована аплодисментами в Израиле как медиатор. Но для этого она должна понять, что она должна быть посредником, а не вставать на одну из сторон".

Однако вряд ли следует ожидать подобных перемен в региональной политике Кремля. Как известно, даже поддерживая тесные отношения с Израилем и арабами, в том числе руководством ХАМАСа, путинская Россия так и не обрела влияния на процесс ближневосточного урегулирования. А в нынешних условиях она лишь использует "палестино-израильскую карту", демонстрируя солидарность с арабами, дабы избежать дальнейшего обострения отношений с ними и турками из-за противоречий по поводу Сирии.
Социальные комментарии Cackle

 

Война в Газе