Война в Газе: Кремль пытается скрыть "двойную игру"

Сергей Лавров (Getty)
На очередной виток израильско-палестинской конфронтации Москва публично отреагировала относительно сбалансировано. Правда это проявляется преимущественно в контактах с Израилем, тогда как с арабами и на закрытых международных форумах Россия демонстрирует сочувствие палестинцам.
Сергей Лавров (Getty)
 
Увеличить шрифт A A A
Так, в первой официальной реакции МИД России на начало военной операции в секторе Газа (27 декабря) отмечалось: "В Москве считают необходимым немедленно остановить масштабные силовые действия против сектора Газа, уже приведшие к большим жертвам и страданиям мирного палестинского населения. Одновременно призываем руководство ХАМАС прекратить ракетные обстрелы израильской территории". В целом данное обращение касалось обе стороны конфликта, хотя о жертвах среди израильтян не упоминалось.

В связи с ситуацией в зоне конфликта, в тот же день, 27 декабря, глава россйской дипломатии Сергей Лавров первым делом провел телефонную беседу с египетским коллегой Ахмедом Абуль Гейтом. В официальном сообщении МИД РФ по этому поводу не отмечалось, по чьей инициативе состоялся разговор. Зато на следующий день Сергей Лавров побеседовал и с Ципи Ливни, "по инициативе израильской стороны". Пресс-служба российского внешнеполитического ведомства сообщила затем, что "с нашей стороны… подчеркивалась необходимость восстановления режима "затишья", что позволило бы обеспечить безопасность гражданского населения на юге Израиля".

Утром 28 декабря в Нью-Йорке состоялось закрытое совещание членов Совета безопасности ООН, в ходе которого было подготовлено официальное заявление по поводу военной операции в секторе Газа. Позже посол России в ООН Виталий Чуркин подчеркнул в беседе с журналистами: "Мы старались действовать, сохраняя контакт и взаимодействие в рабочем плане с делегацией США, и в то же время, постоянно консультируясь с палестинцами и израильтянами. Как известно, обычно работу с израильской делегацией берут на себя в основном американцы, но и мы в стороне не были". Тем самым российский дипломат попытался продемонстрировать сбалансированность позиции Москвы, отмечая стремление сохранять тесный контакт на фоне конфликта, как с арабами, так и израильтянами. Вместе с тем, Чуркин добавил, что "арабские страны поблагодарили Россию за ее роль в подготовке заявления председателя Совета безопасности ООН". Хотя если бы позиция российской делегации была бы действительно абсолютно сбалансированной, это так уж и понравилось бы арабским дипломатам.

К вечеру того же дня израильская газета "Гаарец", со ссылкой на "западного высокопоставленного дипломата", в несколько ином свете представила поведение Чуркина и его подчиненных на совещании Совета безопасности. "Посол России и высокопоставленные члены российской делегации в ООН действовали против Израиля… - отмечалось в публикации. – Участие россиян в контактах в Совете безопасности, по подготовке заявления для СМИ, явно и демонстративно было направлено против Израиля. "Они заняли сторону, - заявил "Гаарец" западный высокопоставленный дипломат. – Российская позиция в Совете безопасности удивила, поскольку она отличалась своим односторонним характером от реакции, оглашенной Москвой".

В понедельник, 30 декабря, российские официальные лица воздержались от комментариев ситуации в зоне конфликта, зато государственное новостное агентство РИА Новости опубликовало выступление члена комитета Госдумы по международным делам Семена Багдасарова с призывом ввести экономические санкции против Израиля. "Хватит заигрывать с этой страной, пора объявил экономическую блокаду Израилю", - заявил парламентарий. Он напомнил, что еврейское государство, наравне с Украиной и США, входило в тройку стран, "оказавших наибольшую помощь режиму Саакашвили в подготовке нападения на Южную Осетию", тем самым "приписав" Израиль к российской версии "Оси зла". Багдасаров, уроженец Узбекистана, эксперт по Центральной Азии и экс-глава представительства Нижегородской области при правительстве РФ, еще в 2006-м, в связи с победой ХАМАСа на выборах в автономии, напоминал о пророчестве основателя этой организации шейха Ясина насчет уничтожения Израиля к 2027 году. "Израильтянам придется туго, - предупреждал тогда Багдасаров на страницах журнала "Эксперт". - Они, конечно, будут продолжать получать финансовую и военную помощь (от США), однако это не гарантирует сохранения государства".

В целом же российская реакция на операцию в Газе полностью соответствует генеральной линии, которой следует Кремль последние 9 лет (с прихода к власти В. Путина) в зоне ближневосточного конфликта. С одной стороны Россия пытается демонстрировать "сбалансированную" позицию, подчеркивая свое отличие в этом от СССР, но с другой, она активно восстанавливает стратегическое партнерство с противниками Израиля, что создает явный крен в ее региональной политике. Об этом красноречиво свидетельствуют основные вехи ближневосточной дипломатии Кремля в 2000-х годах. Путин действительно встречался с израильскими премьерами куда больше своего предшественника, и даже стал первым в истории главой Российского государства посетившим Иерусалим (04.2005). Но в то же время, Россия начала поставлять Ирану современные системы ПВО (12.2006), а Путин принял приглашение Ахмадинежада, открыто заявляющего о стремлении уничтожить Израиль, посетить Тегеран (10.2007). Россия единственная среди немусульманских стран признала победу ХАМАСа на выборах в автономии (01.2006), и лидеры этой организации дважды приглашались в Москву (02.2006 и 02.2007). Кремль взял также курс на оживление стратегического партнерства с Дамаском, что выразилось в аннулировании почти 10-миллиардного сирийского долга (01.2005), возобновлении крупных поставок вооружений в эту страну, и восстановлении здесь российских военных баз. Более того, Россия решила (12.2008) начать поставки вооружений и в Ливан, чего не было даже в советский период.

На этом фоне, комментируя реакцию Москвы на операцию в Газе, президент российского Института изучения стран Ближнего Востока и Израиля Евгений Сатановский заявил в интервью порталу IzRus: "В ближайшее время наши официальные лица будут выражать двухстороннюю озабоченность, как действиями Израиля, так и ХАМАСа. Было бы странным, если бы это не делалось, учитывая в каком окружении мы живем, в отличие от США".

Вместе с тем Сатановский отметил: "Иран может очень быстро превратить российский Дагестан в подобие Южного Ливана. Так что, пока ХАМАС напрямую не выступает против нашей страны, ждать того, что их признают террористами, не стоит".

"Россия на данный момент пытается балансировать между Западом и исламскими странами. Она находится в крайне деликатной ситуации, обусловленной ее положением. Пытаясь, с одной стороны, от этого положения выиграть, с другой – от него же не потерять", - считает бывший посол Израиля в Москве Цви Маген, ныне – член педагогического совета школы стратегии, политики и дипломатии при Междисциплинарном герцелийском центре. По его мнению, в ближайшее время Кремль будет стараться придерживаться золотой середины, и не "пресекать черту" ни в ту, ни в другую сторону - для него это просто не выгодно…

Война в Газе: все последние новости

 

Война в Газе