Теракт объявлен инцидентом

23.02.2017 14:14   Макс Лурье
Еще несколько дней назад Муса Абу абу-Алькиян, застреленный полицейскими в Умм Альхиране, считался террористом, убийцей 34-летнего прапорщика Эреза Леви и сторонником радикального ислама. Сегодня террорист уже называется если не жертвой, то пострадавшей стороной..
Машина нетеррориста?
 
Увеличить шрифт A A A
Еще несколько дней назад Муса Абу абу-Алькиян, застреленный полицейскими в Умм Альхиране, считался террористом, убийцей 34-летнего прапорщика Эреза Леви и сторонником радикального ислама. Полиция публиковала видео, свидетельствующее, что Абу-Алькиян специально увеличил скорость своего грузовика, чтобы протаранить, как можно больше стражей порядка, а пресса живописала, как в доме злоумышленника обнаружилась газета годичной давности, в которой рассказывалось о теракте, совершенном сторонником ИГИЛ в Хевроне (тогда террорист тоже задавил на своем автомобиле сотрудника израильских служб безопасности), а также подозрительная литература на арабском языке.

Выступая 18 января на похоронах Эреза Леви, генеральный инспектор полиции Рони Альшейх, сказал, что тот был убит в теракте: "Мы боремся с этим смертоносным явлением, поразившим как Израиль, так и остальной мир".
А 22 января, уже беседуя с журналистами, главный полицейский страны пояснил: "Я назвал его террористом, потому что мы были свидетелями теракта, и до сих пор не поступило никаких следственных заключений, которые послужили бы опровержением увиденному нами воочию",.

И вот теперь такие следственные заключения поступили. Из МАХАШа, отдела по расследованию правонарушений среди полицейских. В опубликованном сегодня промежуточном отчете террорист уже называется если не жертвой, то пострадавшей стороной, теракт – инцидентом, а полицейские, обеспечивающие порядок в Умм Альхиране, - потенциальными подследственными.

Теперь возникает вопрос: что все это значит? То ли полиция намеренно сливала дезу, чтобы прикрыть свои непрофессиональные действия, то ли МАХАШ трактует факты так, чтобы оправдать свое предназначение – выявлять и наказывать нерадивых полицейских. О том, что в данном случае МАХАШ руководствовался не профессиональными, а идеологическими соображениями, вообще думать не хочется, хотя и такое не исключено.

Рони Альшейх сегодня комментировать отчет МАХАШа отказался. Представитель госпрокуратуры в свою очередь сказал, что доверяет отчету МАХАШ больше, чем полицейским заключениям, потому что у следователей МАХАШ было больше времени для изучения фактов, тогда как полиция порола горячку и публиковала, возможно, непроверенные сведения.

Если это так, то где гарантия, что все прочие дела, слитые в прессу на ранней стадии, не содержат подобных огрехов? Примеров можно привести много. Вот только это вряд ли вернет к жизни 34-летнего прапорщика Эреза Леви, погибшего в Умм Альхиране. То, что он погиб, признают даже в МАХАШе. Хотя, кто знает, может теперь из героя он превратится в террориста (посмертно). И такие примеры, увы, найдутся. Ведь если обратное возможно, то почему бы не случиться и такой метаморфозе?

Facebook Макс Лурье

СПРАВКА IzRus

Посты блогеров размещаются на IzRus без изменений стилистики и орфографии первоисточника. Исключения составляют нецензурные выражения, "разбавляемые" звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции.

Социальные комментарии Cackle

 

Блог - Ньюс