О несуществующем стеклянном потолке

26.06.2015 10:10  Yan Kaganov
Тема Русского Израиля уже неделю царит в моей ленте, что, как ни крути, говорит о том, что мозоль больная, особенно для тех, кто кричит, что мозоли нет вообще
Иллюстрация GEORGES GOBET / AFP
 
Увеличить шрифт A A A
Тема Русского Израиля уже неделю царит в моей ленте, что, как ни крути, говорит о том, что мозоль больная, особенно для тех, кто кричит, что мозоли нет вообще. Вот и сегодня утром начитался я Откровений от Френдов и сам решил устроить опрос. Барбоскин отвечать отказался, и я переключился на жену.

- Вот скажи мне, пожалуйста, - говорю, - тебя зовут Анат. Ты выпускница Техниона. Иврит у тебя блестящий, акцент минимальный, если вообще есть. Работаешь ты регулятором Юнилевера всего Израиля, причем, даже не подавая на конкурс: сами пришли и сами все дали. Ты чувствуешь этот самый стеклянный потолок?

- Думаю, что да, - ответила жена. - Это же профессиональная должность, а не руководящая. А так мне в рабочую почту приходят сообщения об открывшихся в Юнилевере конкурсах, но только на должности первого уровня. А когда надо поменять заместителя Генерального, они решают этот вопрос сами. А у тебя разве не так было, когда ты руководил регионом в Маккаби?

Да, так. Ежегодно у нас менялся главврач Северного округа, четыре раза за пять лет - его заместители. И конкурсов не было вообще. Вообще. Даже символически. Приходили позвоночные и сменяли прошлых позвоночных: служивших ли вместе с руководством, учившихся с ним или воевавших на одном фронте.

Чужаки не допускались: регион - это и был их стеклянный потолок. Но когда я решил плюнуть на карьеру и сесть на профессиональную должность терапевта, опять-таки сами пришли и сами все дали.
Вот такая тенденция одной отдельно взятой семьи, включая Барбоскина. А вы что скажете?

Facebook Yan Kaganov
Социальные комментарии Cackle

 

Блог - Ньюс